Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:02 

Второй шанс Star Rek Reboot c 10 до эпилога

Ну вот я и дописала фанфик.
Выкладываю здесь тоже, раз уж начала.
Начало тут
часть 1
silverwind.diary.ru/p208156987.htm
часть 2
silverwind.diary.ru/p208194449.htm
часть 3
silverwind.diary.ru/p208312475.htm
часть 4
silverwind.diary.ru/p208376580.htm
части 5 и 6
silverwind.diary.ru/p208569810.htm
части 7 и 8
silverwind.diary.ru/p208671291.htm
часть 9
silverwind.diary.ru/p208773206.htm

часть 10
МакКой затаил дыхание, когда сверкающие вихри начали материализовывать на транспортной платформе три силуэта. Казалось, вместе с ними перенесся и воздух Рура Пенты, ледяной, наполненной снежной крошкой. Люди, замотанные в меха, были неотличимы друг от друга. Кто из них кто? Одна фигура сделала несколько шагов вперед, запнулась, но удержалась на ногах, шапка слетела с головы, и МакКой понял, что это Джим. Двое других скатились с платформы, сжимая друг друга в объятиях. Нет! Это были не объятия, а жестокая драка, прерванная транспортировкой и продолженная на борту «Энтерпрайз».
Скотти, стоящий за терминалом транспортатора, растерянно взглянул на МакКоя, так как капитан, хоть и стоял на ногах, но, похоже, был на грани обморока.

Доктор вскинул медицинский трикодер.
– Джим! – он подскочил к Кирку, который резко согнулся и схватился руками за голову.
– Охрану в транспортаторную, – крикнул главный инженер в интерком.
Одна бесформенная фигура взгромоздилась на другую и принялась молотить по ней кулаками.
Скотти бросился к дерущимся, сбил победителя на землю, тут же получил чувствительный удар и отлетел к терминалу транспортатора, гадая, кто его ударил – Спок или…?

МакКой попытался оторвать судорожно прижатые к голове руки Джима. Но тут же бросил это занятие, вновь схватился за медицинский трикодер.

В двери вбежали охранники с фазерами и немедленно наставили их на дерущихся.
– Не двигаться! – раздался приказ.
Спок вскочил на ноги, скинул с головы шапку. Скотти понял, что ударил его не Спок, а другой из сражающихся. Только кто это?
Неро встал на ноги, обвел глазами транспортаторную, наполненную людьми и ненавистным вулканцем.
– Мистер Спок? – начальник десанта опустил фазер.
Две секунды. Вот все, что ему нужно. Пусть пристрелят, но он умрет не один! Неро прыгнул на Спока.
Вулканец метнулся в сторону, задев МакКоя. Медсканер доктора полетел на пол. И тут же тесное помещение прорезал фазерный луч, поставленный на оглушение.
– Неро на гауптвахту, – сказал Спок, осторожно обходя тело ромуланца.
У МакКоя на языке вертелась тысяча вопросов, но капитан, которого он поддерживал, потерял сознание. Он упал бы с высоты своего роста, если бы Спок не помог МакКою осторожно уложить его на пол.
– Медбригаду с носилками в транспортаторную, – рявкнул Маккой в коммуникатор. – Быстро!
Охранники уже унесли оглушенного Неро.
– Возьмите, доктор, – Спок протянул МакКою поднятый медсканер. – Вы можете ему помочь?
МакКой продолжал сканировать пациента.
– Нужно снять это устройство, – сказал Спок. – Оно причиняет боль.
– Вот я бы нипочем не догадался, – пробормотал МакКой.
– Вы должны знать, что ему вводили какой-то препарат, не позволяющий терять сознание. Возможно производное алтрексона.
– Давно? – быстро спросил МакКой.
– Семь часов двадцать восемь минут назад. Я полагаю, что его действие закончилось, но наверное вы должны об этом знать.
– Наверное должен.
Бригада медиков ворвалась в транспортаторную.
МакКой и Спок вышли в коридор и направились следом за медицинской передвижкой.
– И я дважды применял майнд-мелд с целью снять болевые ощущения, – продолжил Спок.
– Господи Вседержитель! Еще и вулканское вуду на мою голову… Еще что-нибудь? Его избили?
– Да, допрос клингонов был… весьма экстремальным. Мне очень жаль, – закончил Спок.
МакКой взглянул на вулканца, но ничего не ответил. Леонард понимал, что Спок не может не чувствовать своей вины за то, что случилось, не важно, что Джим добровольно согласился на участие в этой миссии, но сейчас время бесед закончилось – его ждал пациент.


– Ну, дела, – сказал Скотти в опустевшей транспортаторной. – Это и был Неро?
Киснер почесал в затылке.
Свистнул интерком.
– Мистер Скотт?
Скотти закатил глаза. Голос Спока был ровен, как всегда.
– Пройдите в лазарет. Доктору МакКою может потребоваться помощь с клингонским устройством.


Спок соединил кончики пальцев. Постоял так пару минут в коридоре, собираясь с мыслями.
Первое – если кто и может помочь капитану, то это МакКой и Скотт. Для этого им сделано все, что возможно.
Второе – следует узнать положение дел.
Спок вызвал мостик, выслушал доклад Сулу о курсе («Нейтральная зона»), состоянии корабля (все системы работают в пределах заданных параметров), происшествиях (отсутствуют) и кивнул успокоено.
Третье – нужно привести себя в порядок. Спок расстегнул меховой полушубок, покрутил его в руках. Оставить здесь в коридоре или унести в свою каюту? И что с остальной одеждой? Становилось жарко, и запах исходящий от шкур был ему неприятен.
Он снял верхнюю одежду, сложил аккуратно в коридоре. Утилизаторы медотсека рассчитаны на большие объемы в отличие от каютных, так что оставить грязную одежду здесь вполне логично.
Четвертое – следует считать, что миссия закончилась удовлетворительно, несмотря на состояние капитана, а если он сделает то, что нужно – то и с блестящим успехом.


Показания медсканеров оптимизма не внушали. Давление под двести, пульс 182, аритмия, активность коры головного мозга 170 процентов, признаки сотрясения, гематомы и сильнейшее обезвоживание считать не будем.
Последнее легко ликвидировать, МакКой распорядился подключить блок внутривенного питания, а сам взял ни разу еще им не используемую (как-то случая не было, черт бы побрал всех клингонов и ромуланцев вместе взятых) разработку медицинского отдела Звездного Флота. Штуковина именовалась антиэл и уничтожала (теоретически) любую электронику, вживленную в тело. Например, мгновенно глушила сигнал транспондера или отключала импланты.
МакКой поднес прибор к обручу, сжимающему голову Джима, включил его, припоминая инструкцию. Подавляющий энергопоток должен справиться с электронной начинкой за период от семи секунд, до минуты.
Сработало на двадцать второй. Все огни на обруче погасли, датчики боли в изголовье биокровати пошли вниз. Не до нормы, но вниз.


Спок быстрым шагом направился к себе в каюту. Принял душ и сменил одежду. Голова работала четко, дальнейшие действия были продуманы до мелочей. Почему только все его существо онемело? Все эмоции, которые у него были, а они были – вообще исчезли. Остались лишь понятия: долг, необходимость, неизбежность. Почему фазер, который он достал из личного сейфа, выпал из руки, заставив его присесть и шарить по полу в его поисках? Почему он решил, что должен идти в медотсек и убедиться, что с капитаном все в порядке, что МакКой и Скотт ему помогли? Почему он медлит? Ведь все, что отделяет его Вулкан от возвращения – это один единственный выстрел фазера, поставленного на уничтожение.
Спок прицепил фазер на пояс и вышел из каюты. Ноги были ватные. Он должен. Должен! Во имя всех погибших, во имя своего народа, его будущего, ради матери. Это логично. Логика основа жизни вулканца. Если смерть одного вернет к жизни планету – говорить о допустимости убийства не приходится. Это не только можно, это нужно сделать. Это его долг!


Над головой мерзко пищал зуммер. Джим Кирк знал этот звук прекрасно. Он означал, что ничего хорошего в ближайшее время не будет.
Хотя если сравнивать с тем, что было, его качало на волнах эйфории – от исчезновения боли, раздирающей на куски мозги. Перед глазами все еще кружились алые пульсирующие пятна, но теперь импульсы, издаваемые ими, не заставляли его корчиться от боли, а лишь не давали забыть о том, что с ним было совсем недавно.


– Смотри, Скотти, не могу снять это, – услышал Джим голос МакКоя. Казалось, что он очень далеко, но потом руки врача коснулись его лба и Джим понял, что его друг намного ближе, чем он думал.
– Ему больно? – Джим ждал, что вторым голосом будет голос его первого помощника, но это был Скотти. – Кровь идет…
– Нет, не больно.
Надо открыть глаза и сказать: «Врешь! Больно и еще как!»
– Не так, как было. Смотри, я просканировал его, тут два независимых источника питания. И если первый я отключил, то запорный блок – никак.
Джим снова ощутил прикосновение и помотал головой, стараясь открыть глаза.
– Джим?
– Капитан?
– Боунз?
Господи, ну у него и голос! Хриплый, как будто он час командовал строевым построением на зимнем плацу.
– Джим, не шевелись, пожалуйста, – сказал МакКой, касаясь его груди. Мы еще не закончили.
– А давайте его разрядим! – с энтузиазмом воскликнул Скотти. – Есть у меня одна штучка! Вытягивает энергию из батарей в ноль. Очень помогает, когда надо перекинуть мощность с одного блока на другой. Я сейчас принесу, подождите немного.


Джим приподнялся, потом спустил ноги с кровати.
Вставать было рано. Комната завращалась сначала в одну сторону, потом в другую.
– Далеко собрался, капитан? – обернулся к нему МакКой.
Джим не ответил, борясь с головокружением. Голова болела немилосердно, но теперь он мог думать о чем-то еще, кроме как о том, когда все это кончится и кончится ли.
– Держи, – МакКой сунул ему в руку стакан с водой. Джим понял, что жутко хочет пить, он втянул в себя жидкость и ощущение было такое, что она всосалась в язык, не успев достигнуть горла.
– Еще дай!
Голос постепенно приходил в норму.
МакКой дал ему еще полстакана.
– Пока хватит, – сказал он. – Ты бы лучше лег. Пока не снимем штуковину и все не проверим, ты отсюда не выйдешь.
Джим тяжело вздохнул. Ничего иного он и не ждал, да и состояние его было скверным, хотя, как ему казалось, стремительно улучшалось.
– Где Спок? – спросил Кирк, ощупывая руками обруч на голове. – С ним все в порядке?
– О да, можешь быть уверен. Он в полном порядке. Счастлив и полон энтузиазма.
– Это что, сарказм? – спросил Джим.
МакКой хмыкнул.
– Последнее, что я помню, это то, что на него напал Неро… – сказал Джим. – Где он?
– Неро? Сидит на гауптвахте, – отозвался МакКой равнодушным тоном. Он закончил составлять смесь для гипо, которая по его мнению могла хорошо поспособствовать выздоровлению его друга и прикидывал, как лучше ввести ему это в организм. Добавить в капельницу или сделать инъекцию напрямую? – Спок заправляет на мостике, – сказал МакКой, – ну я так думаю, так что нет никаких причин для волнений.
Кирк покосился на гипошприц в руках врача и спросил подозрительно:
– Что это?
– Знаешь ли, капитан, – ответил доктор обманчиво мягким голосом, – я же тебя не спрашиваю почему и как ты отдаешь приказы на мостике, так что тут мне твои вопросы тоже без надобности.
– Вот еще! Если ты собрался меня вырубить, то ты не имеешь права!
Так оно и было собственно, МакКой набрал в грудь побольше воздуха, чтобы подробно объяснить глубину капитанских заблуждений насчет его участия в его же лечении, но Кирк не дал ему и начать. Игнорируя боль в голове, он торопливо заговорил:
– Нет! Не сейчас! Я не могу тут лежать бревном, когда мы находимся черт знает, да еще и в прошлом, на хвосте висят клингоны, а на борту психованный ромулянин!
– Ляг на место, – сказал МакКой, откладывая гипошприц в сторону.
– Я должен знать что происходит, дай мне коммуникатор, мне нужен Спок, черт возьми!
Дверь лазарета свистнула. Они оба обернулись на звук.
– О, – сказал МакКой. – Помяни черта он и появится.
– Спок?
– Джим? Как вы себя чувствуете?
– Вполне прилично, – ответил Кирк. – Доклад!
Джим присел на биокровать и монитор в изголовье выдал тревожный сигнал.
Двери лазарета снова распахнулись.
– Вот! – Скотти вбежал в помещение, неся в руках устройство, состоящее из двух металлических прямоугольников, украшенных индикаторными панелями. Свисающие провода навевали мысль о том, что его совсем недавно выдрали из какой-то установки.
Скотти принялся рассказывать о механизме действия прибора МакКою и Споку, слушавшими главного инженера с заинтересованным видом, и кидавшими в сторону Джима (как ему казалось) весьма предвкушающие взгляды. До него донеслись слова «противофазное смещение» и «интерференция».
Кирк снова подергал обруч на голове. Да, снять его надо, но сейчас есть дела и поважнее. Он отключил аппарат внутривенного питания от руки и решительно направился к интеркому на стене.
И дошел, несмотря на шатающийся пол.
Вцепился рукой в стойку с оборудованием и ударил по клавише.
– Мостик слушает.
– Сулу? Это капитан. Положение?
– Через час и двадцать семь минут мы окажемся на границе нейтральной зоны. Ближайший сторожевой пост номер 18. Они нас засекут минут через сорок.
– Сканеры дальнего действия?
– Отрицательно, капитан. Никаких признаков клингонских кораблей.
– Хорошо. На связь ни с кем не выходить, – сказал Кирк. – Я сейчас буду.
– Ничего подобного! – возмущенно сказал МакКой. – Не мечтай!
Главное стоять ровно и делать вид, что он полностью контролирует ситуацию и собственное тело. Вот только почему лица его друзей расплываются перед глазами? Кирк встряхнул головой. Все хорошо!
Он не видел себя. Бледного, в поту, с запавшими глазами и измученным лицом.


– Ну, давай же, отцепляйся от стойки, иди сюда, – голос МакКой из гневного стал успокаивающим, чуть ли не ласковым. Плохой признак. – Сейчас снимем эту штуку, поспишь пару часиков и будешь, как огурчик.
– Не могу я спать… мы должны… Но руки друзей уже усадили Джима на кровать.
– Давай, Скотти!
Он не сопротивлялся, глупо противится тому, что должно помочь, ведь так? Это он говорит или мистер Спок? И кто держит ему руки и голову? Зачем? Он не будет мешать…
– А! – заорал он. – Больно же!
– Работает! – Скотти радостно потер ладони. – Надо же! Сработало! Что-то звякнуло над самым ухом Джима и он почувствовал, как давление на голову исчезло. Магнитный замок рассоединился и две металлические половинки клингонского пыточного устройства спали с его головы.
– Можно? – Скотти взял остатки обруча и взглянул на доктора. – Я поизучаю?
– Да на здоровье, – ответил МакКой. – Ну как, лучше?
Джим сидел на кровати, тяжело дыша. Ему было лучше, но через пару секунд навалилась невероятная слабость. Все-таки Боунз уловил момент и что-то ему ввел!
– Я тебя под трибунал отдам, – прохрипел Кирк, отталкивая от себя МакКоя.
– Вот, полюбуйся Спок, на человеческую благодарность!
– Доктор, может быть, без согласия не следовало…
– А ты тут зачем? Неужели не можешь покомандовать час-другой? Ты же видишь…
Кирк поднял голову, борясь с подступающей к нему со всех сторон ватой. Взгляд его уперся в фазер на боку Спока и это прояснило ему сознание на несколько секунд.
– Спок! Приоритет безопасность «Энтерпрайз». Рассчитай курс обратно. И еще…
Джим сощурил глаза – зрение его тоже подводило, но прежде чем отключиться он твердо сказал:
– Не. Смей. Трогать. Неро.
11
– О чем это он? – МакКой обернулся к Споку.
Первый офицер ответил доктору невозмутимым взглядом.
– Понятия не имею. Если я вам больше не нужен, то я иду рассчитывать обратный курс.
– Что насчет Неро?
– В каком смысле? – спросил Спок.
– В прямом. Ты собирался что, его пристрелить?
– Да.
– Спок? – МакКой отступил на шаг от биокровати с Кирком и присел на стул. – Ты серьезно?
– Абсолютно. Мне казалось по этому пункту нашего плана мы с капитаном пришли к согласию.
– Что? Когда? Когда были у клингонов? Не может быть! В любом случае он явно передумал!
– Нет. В ходе последней миссии судьба Неро нами не обсуждалась.
– Так и что? Ты что сейчас собрался делать?
– Я уже сказал – я должен рассчитать обратный курс. Более верный термин – скорректировать, поскольку я уже рассчитывал этот курс, до того, как сообщить капитану о своих совершенных действиях и намерениях. Я исходил из того, что мы будем возвращаться в районе Эридана 40, сейчас же следует найти звезду, схожую с параметрами вулканского солнца и подкорректировать расчеты. Полагаю это займет у меня тридцать семь минут.
Спок склонил голову, заканчивая разговор, и направился к выходу из лазарета.
МакКою хотелось кинуться за вулканцем, схватить его за рукав, убедиться в том, что он не собирается вот прямо сейчас совершить убийство, но почему-то он не сделал этого. Возможно, со стороны биокровати послышался тихий стон и какие-то слова, возможно, он не сразу осознал глубину возникшей проблемы, не мог же и в самом деле Спок, их Спок! вулканец, чтящий жизнь и все такое, вот так внезапно пойти и казнить, да, да именно казнить без суда и следствия их пленника. Кто же тогда возражал плану Маркуса и Джима по ликвидации Харрисона? Когда МакКой узнал подробности той «операции» он реально зауважал вулканца. За принципиальность, объективность, за высокие моральные стандарты. Так что же получается мораль хороша только если не касается тебя лично? Нет, да не мог Спок такое предлагать всерьез! Или мог? Ну да, они обсуждали ситуацию и так и сяк, но не пришли к единому выводу. Так казалось МакКою. Или пришли? Что скрывалось за фразой: «Найдем Неро, потом подумаем, что делать дальше»? Это что же, каждый решил все для себя, и действует сообразно собственному пониманию ситуации? Но тогда это вина капитана. Надо было лучше расставлять акценты и принимать определенное решение! С другой стороны, невозможно просчитать заранее, как обернутся их поиски. Может быть, стоит решать проблемы по мере их поступления?
Сейчас его проблемой был Джим.
Его сон был поверхностным, что-то беспокоило молодого капитана. Обычно в таких случаях человека будят, вырывая из страшных грез, но МакКой не для того усыплял пациента, чтобы потом будить. Возможно, дело не во сне, хотя показатели дельта волн говорили именно о кошмаре, может быть, есть иная физиологическая причина, мешающая мирному и спокойному отдыху?
МакКой проверил показатели Джима. Затем запустил еще одно сканирование, мало ли, да и когда еще будет возможность спокойно, без возмущенных криков и уговоров, сразу заставлявших Леонарда припомнить свою педиатрическую практику на третьем курсе, проверить капитанский организм.
Результат не то чтобы был идеальным, но с учетом обстоятельств приемлемым. Активность коры головного мозга снизилась до верхней границы нормы, обезвоживание ликвидировано, что до дельта волн, то от кошмаров еще никто не умер. МакКой ввел еще одну дозу седатива, погружая таки беспокойного пациента в глубокий сон. Где два часа, там и четыре, Спок вполне может порулить звездолетом без Джима. Будет занят делом, а не…
МакКой покусал губы.
Черт. Вдруг он недооценивает вулканца? Не хотелось бы ошибиться. Что ж, он должен проверить состояние задержанного. Это стандартная процедура. И такое дело вполне можно поручить любому другому медику, но не любой другой медик сможет защитить ромуланца от первого офицера корабля, если уж на то пошло. Зато любой другой медик вполне может понаблюдать за состоянием капитана.
Дав соответствующие указания, МакКой, взял сумку с медоборудованием и вышел из лазарета.


– Данные о звездных системах по нашему курсу получены, мистер Спок, – энсин Чехов обернулся к вулканцу, сияя своей обычной улыбкой. – Есть одна подходящая звезда в системе Тета Сигни, сэр.
– Перешлите данные на мою станцию.
Анализ занял больше времени, чем рассчитывал Спок. Возможно из-за того, что звезда имела существенные отличия от Эридана 40 в гравитационной составляющей, и 19 планет, в отличие от 3 планет Эридана, а возможно потому, что мысли Спока то и дело уходили далеко в сторону от астрометрических вычислений.
– Вы уверены, что планет девятнадцать? Проверьте еще раз, полагаю рядом с двенадцатой есть еще одна. Ничем иным нельзя объяснить результат сканирования ее магнитосферы.
Чехов склонился к приборам.
Что означали слова капитана? Запрет касаться Неро? Спок был далек от того, чтобы понять слова Джима буквально. Определенно, речь шла о запрете на причинение ему вреда. Но почему? Что может быть логичнее? Спок обдумал вероятность того, что Джим сам хочет совершить правосудие, так люди называют наказание преступника, но отбросил эту мысль. Последняя эмоция капитана, которую Спок уловил был гнев. Причем не на Неро, а на него, Спока. Гнев и возмущение. Тем, что он собирался сделать. Что же случилось? Спок был уверен, что в целом, несмотря на отдельные оговорки Джим дал ему понять, что не будет препятствовать Споку в том, что он задумал. И он же пытался помочь Споку, там в ледяной пустыне Рура Пента. Так что же могло случиться за несколько минут?
Нет, не за несколько минут! Как же он сразу не понял! Гнев! Вот разгадка. Кирк говорил, нет, кричал в отчаянии, что ему нет дела до Вулкана, и обвинял Спока в том, что план не продуман. Споку до сих пор больно вспоминать ту сцену. Но… тогда он был под воздействием и клингонского пыточного устройства и клингонского же лекарства. Не стоит считать те слова искренними. Или он высказал именно то, что было в глубине его души? Спок вспомнил поговорку, слышанную им от Чехова: «Что у пьяного на языке, то у трезвого на уме». Нет ли в этом причины изменения мнения капитана? Как это можно узнать? А обман Спока с трансварпом? Может быть, он тоже сыграл свою роль? Да нет же! Капитан согласился с его планом после того, как они оказались в прошлом. Как же узнать? Применить мелдинг? Сейчас это не доступно.
Впрочем, – подумал Спок, – зачем ему это знать? Какая разница, почему отдан приказ, если Спок не собирается ему подчиняться?
Возражения доктора в расчет можно не брать. Во-первых, Леонард МакКой всегда излишне горячо реагировал на происходящее, а во-вторых, первый офицер не подчиняется корабельному врачу. Пока Спок ведет себя спокойно и адекватно никто кроме капитана не может ему помешать. Но как же трудно понять мотивы поведения людей и их истинные чувства! Мать говорила, что не все в этом мире можно измерить логикой и уж точно эмоции не поддаются логическому измерению. Но все имеет свою причину. И эмоции тоже. Нужно только правильно понять.
– Вы были правы, мистер Спок, – прервал размышления вулканца Чехов. – Там есть некий объект искусственного происхождения.
– Задействуйте все сканеры, нужно проверить, что это за объект. Весьма нежелательно если он начнет самостоятельное движение в момент нашего маневра. Все расчеты окажутся неверны, и не мне объяснять вам последствия.
Надо признать, что выбор солнечной системы оказался не самый лучший. Девятнадцать планет слишком усложняли расчеты. Теоретически можно просчитать и при большем количестве, но в таком случае катастрофически быстро исчезает возможность корректировки любой ошибки. А это не очень хорошо. Нелепая случайность может погубить корабль. Требовалось ювелирной маневрирование.
Спок окинул взглядом поглощенных в работу офицеров мостика. Все были заняты, кроме лейтенанта Ухуры, которая уже неоднократно, но безуспешно, пыталась поймать его взгляд. То, что Спок не отвечал ей, на такое требование какого-либо взаимодействия, не означало, что он не замечал его.
– Но мистер Спок! – воскликнул Павел Чехов. – Расстояние слишком большое, мы должны подлететь поближе, если хотим узнать все. Или лучше поискать другую звезду?
– В данном секторе выбор ограничен, – ответил Спок. – Мистер Сулу, варп 3. Проложите курс к системе Тета Сигни, держитесь параллельно нейтральной зоне. В тоже время, мистер Чехов, вы правы. Проведите дополнительный поиск. Хотелось бы иметь возможность выбора.
Это займет людей на мостике больше, чем он рассчитывал. Да и Джиму будет легче принять правильное решение.
– Если мы не отойдем от границ нейтральной зоны, то попадем в зону слежения либо ромуланских сторожевых постов, либо наших станций наблюдения, – сообщил Сулу.
– Постарайтесь этого избежать. Никаких контактов ни с кем. В то же время, – Спок взглянул на Ухуру, – вы должны прослушивать все частоты, как субпространственные, так и обычные радиоволны. Мы должны, как сказал бы доктор МакКой, быть тиши воды и ниже травы, но в то же время держать ушки на макушке.
Ему удалось изобразить что-то похожее на улыбку. Голос ровный, тон уверенный. Теперь самое главное. Пока экипаж будет занят делом, а капитан находится в лазарете, самое время…
– Мистер Сулу. Мостик ваш. Я должен допросить нашего заключенного.
Спок ощутил волну лояльности, прокатившуюся по мостику. Никто ничего плохого не подозревает. Ситуация, если исключить то, что они находятся в прошлом, практически штатная. Люди воспринимают происходящее как обычный полет, рядовое исследование. Спок ощутил нотку предвкушения от разрешения загадки искусственного образования в системе. Это заинтересовало бы и Спока. Но не сейчас.
Еще раз окинув команду мостика уверенным взглядом, Спок повернулся к дверям турболифта.
Ухура вскочила было, намереваясь добиться разговора, но Спок отрицательно покачал головой, делая извиняющий жест. Дело есть дело, разговоры потом, все в порядке – транслировал он ей свои намерения как визуально, так и ментально.
Девушка села на место почти успокоенная. Но был какой-то штришок, заставляющий ее немного сомневаться и даже нервничать. Все ли так хорошо, как говорит ее возлюбленный? Почему в памяти зафиксировалась не ласковая улыбка, адресованная ей, а пальцы, судорожно сжавшиеся в кулак за секунду то того, как двери турболифта закрыли ей обзор?
– Одиннадцатая палуба, – сказал Спок в сенсор турболифта.


Накатило какое-то странное ощущение раздвоенности.
Часть Спока просчитывала его дальнейшие действия, исходя из принципа достижения максимальной цели с минимальными затратами. Все было легко осуществимо. На одиннадцатой палубе отсек с задержанными. Достаточно отправить охрану куда-нибудь прогуляться, да хоть проверить соседние коридоры и пленник окажется в его полном распоряжении. Силовое поле отключается командными кодами, вообще не вопрос. У него есть фазер и как из него стрелять Спок прекрасно знает. Все займет меньше минуты. Все получится.
Спок поморщился. Именно эти слова сказал ему Джим Кирк в их первой, действительно первой совместной миссии на борту «Нарады». И хотя тогда вероятность успеха была не более 25 процентов – эти слова принесли в душу Спока немалую долю уверенности. «А вдруг?». Вдруг получится?
Сейчас ему некому было сказать получится или нет. Убить Неро без сомнения выйдет, но вернет ли это Вулкан? А вдруг нет? Вдруг то, что он сделает сейчас, будет напрасным? Вдруг у Неро есть запасной план? Вдруг Джим Кирк каким-то своим фантастическим чутьем предвидит это и поэтому запретил Споку… Или может быть его капитан знает или придумал другой способ? И тогда Споку не нужно будет…
Мысли проносились в голове первого офицера, и он не препятствовал им. Было интересно отстраненно смотреть на эти хаотичные всполохи ментальной активности. Все это было неважным. Как несколько дней назад неважным стало уважение и доверие его друга, как неважным станет любовь Ухуры, все его собственные надежды и устремления, весь он сам после того, как он исполнит свой долг.
Риск неприемлем. Да, капитан может придумать что-то еще. А может и не придумать. Да, возможно убийство Неро не приведет к спасению Вулкана (почему нет, должно привести!), ну хорошо есть вероятность иного развития событий, но Спок готов рискнуть. Он знал, что готов. Рискнуть и заплатить за попытку. Своей жизнью.
Что значит одна его жизнь, его репутация, честь, достоинство, любовь, все его мысли, чувства и желания если на другой стороне Вулкан? Тут нечего обсуждать.
Это надо сделать и все. Последствия для него не имеют значения.
Двери турболифта распахнулись, Спок шагнул в коридор.
Теперь отсек для задержанных.
Охранник встал, отдавая честь.
– Мистер Спок?
– Вольно, энсин. Как здесь дела?
– Я заступил на смену семь минут назад, – молодой землянин явно рассчитывал на одобрительный кивок за такую точность, – никаких признаков сопротивления. Все в порядке.
– Отлично, – сказал Спок. – У меня для вас поручение.
Спок передал юноше падд.
– Отнесите своему начальнику. Отдать лично в руки.
– Да, сэр. Но я не могу покинуть пост, – сказал молодой человек.
– Вызовите замену, я подожду здесь. Это займет пару минут. Но падд требуется передать срочно.
– Есть сэр. Секундочку, сэр.
Парень, косясь на Спока, направившегося в сторону камеры задержанного, быстро вызвал сменщика, и обрисовал ситуацию.
Спок обернулся, показывая удивление, что охранник еще здесь и того ветром сдуло из помещения.
В голове Спока включился счетчик. Дверь за молодым человеком еще не успела сомкнуться, как Спок был уже у камеры и вводил в блок управления свой код-идентификатор.
Неро, увидев посетителя, поднялся с арестантской лежанки. Его движения были плавными, тягучими. Он не знал, что именно сейчас происходит, но был готов использовать малейший шанс.
Вулканцы – пацифисты. Это все знали. Но способны ответить ударом на удар. Драка со Споком не входила в ближайшие планы Неро, сколько бы лет не было этому Споку и где бы он не находился. Лучше всего вступить в переговоры, возможно, удастся узнать кое-что полезное. Убрались же они с клингонской базы, что само по себе было неплохо. Но что он набирает на панели? Выключает поле? Зачем?
– Мне очень жаль, – сказал Спок и поднял правую руку.
Инстинкт подсказал Неро, что от смерти его отделяет доля секунды. Он поднырнул под руку Спока, уходя с линии огня, невероятно быстро метнулся в сторону и схватил вулканца за запястье. Луч фазера ударил в потолок, плавя обшивку.
Они сражались за контроль над фазером. И за каждым из них корчились миллиарды жизней, сгорали в огне взорвавшейся звезды, утекали в другое измерений черной дыры. Каждый был прав в своей мести, и в желании не допустить гибели своего мира.
– Спок! Что вы делаете?! Спок!
В отсек вбежали охранники в красном, мелькнула синяя форма МакКоя. Спок отвлекся на миг и Неро отшвырнул вулканца в сторону. Фазер Спок из рук не выпустил. Но теперь между ним и его целью были люди. Да и цель удалялась прочь с бешеной скоростью.
– Отдайте фазер, Спок! – МакКой кинулся вулканцу наперерез, но Спок грубо отшвырнул доктора, потом еще кого-то, третьим был начальник службы безопасности Хендроф. Землянин отличался впечатляющими габаритами, но против вулканской силы устоять не смог. Спок выскочил в коридор. Ромуланец мелькнул в его конце.
Взвыла сирена.
– Внимание всем постам, – раздался сдавленный голос Хендрофа. Из-под стражи сбежал задержанный ромуланец. Он опасен. Оглушить по нахождении, доставить обратно. Конец связи.

12.
МакКой встал на ноги, потирая ушибленную руку. И что ему теперь делать?

– Доктор МакКой! Что нам теперь делать? – спросил Хендорф, повторяя докторские мысли и как-то подозрительно ровно встав перед Леонардом.
– А я откуда знаю? Почему вы меня спрашиваете?
Физиономия начальника охраны отразила замешательство.
– Ну… как же… Если капитан болен, а мистер Спок эээ…. ну, того значит самого… вы же теперь старший офицер на борту.
Такой оборот дела не входил в планы МакКоя от слова совсем. Но будить Джима сейчас нельзя. Теоретически он может привести его в сознание, вколов стимулятор, но практически он такого по доброй воле никогда не сделает, если только на корабль не нападут клингоны, потому что командовать звездолетом в бою ему ей-ей не под силу. Но дать пару распоряжений сейчас он, наверное, сможет, собственно говоря, что тут такого? Любой здравомыслящий человек способен спланировать действия на пару шагов вперед, не так ли?
Все эти соображения вихрем пронеслись у МакКоя в голове, пока он подбирал, отвисшую было от удивления челюсть.
– А, ну да, – сказал он, – раз так… верно. Значит, нам надо задержать Неро и выяснить какая муха покусала Спока. А для этого, – доктор задумался.
– Его тоже надо задержать? – подсказал Хендорф.
– Ну, да… Если сумеете, – сказал МакКой, морщась. – Постарайтесь не стрелять в вулканца. Как-то оно не хорошо. Но ромуланец – это первое.
Да, если найдут Спока и удастся с ним поговорить, возможно, первый офицер сможет дать логичное объяснение своим действиям, и тогда попытка убийства, совершенная на глазах как минимум четырех человек, приобретет иной окрас, который позволит Споку остаться командующим офицером… со всеми вытекающими (то есть освобождающими) МакКоя последствиями.
Хендорф протянул МакКою свой падд.
Доктор с недоумением поднял на начальника службы безопасности глаза.
– Вы должны ввести свой командный код для подключения к внутренним поисковым сенсорам корабля, – пояснил Хендорф. – Ну и это… зафиксировать смену командования.
Код, код. Он его что, помнить должен был? Ах, да должен, капитан, первый помощник, глава мед службы и ГЛАВНЫЙ ИНЖЕНЕР!!!
Осознание того, что случись что-то такое, с чем он не справится, то есть еще один командующий офицер на корабле, обрадовало МакКоя так, что буквы и цифры кода тут же всплыли в его памяти, и он их немедленно ввел в систему.
Интерком на стене ожил.
– Это Сулу.
Сердце у МакКоя ёкнуло.
– Мы не можем связаться с мистером Споком, – сообщил пилот. – Он сказал, что пошел к задержанному, а потом объявление…
– Это МакКой, – ответил Леонард. – Я сейчас буду у вас.
– Со Споком все в порядке?
– Он здоров, как бык, – МакКой еще раз потер ушибленную руку.
Падд Хендорфа принял сообщение, начальник службы безопасности считал данные и ринулся к терминалу связи.
– Ангар! – заревел он, как недавно упомянутое МакКоем животное. – Заблокируйте взлет, мать вашу! Олафф, я из тебя душу выну! Опять???
МакКой резвой рысью кинулся к турболифту, чувствуя как немеют руки, похоже, у него начинаются проблемы.


Неро несся по коридорам, избегая турболифтов, где, его изолировали бы в два счета. Все что ему нужно – немножко везения. Он уже потратил драгоценные секунды на изучение схемы корабля, любезно высветившейся на терминале по его запросу. Надо думать, тут есть шаттлы и если он доберется до взлетной палубы, то уж как управляться со столетней штуковиной он разберется!
Иметь в своем распоряжении шаттл с варп-приводом это большая удача. Тогда он сможет добраться и до «Нарады», укрытой в клингонском секторе, если он окажется на своем корабле, то клингонские недоноски сильно пожалеют, что связались с ним. Так же, как и этот лживый вулканец. Кто он такой и как оказался здесь можно поразмышлять позже. У него другая цель – сам Вулкан, а не первый попавшийся представитель этой планеты. Даже если это и какой-то там Спок из иного измерения. Это пусть у научников мозги плавятся. У него нет на это времени.

Спок бежал за Неро, понимая, что безнадежно отстает. Логика подсказывала, что тот рвется к шаттлам, иначе нет смысла затевать побег, корабль есть корабль – рано или поздно беглец на нем будет найдет и обезврежен. Первый офицер кинулся к трубам джеффри, позволявшим сократить путь. В коридор, ведущий к ангарной палубе он вбежал с опозданием на пять секунд после Неро. Кулаки Спока ударились в закрытую дверь.
Спок знал, что система безопасности не даст открыть двери, пока идет подготовка к запуску и стартует шаттл, но он торопливо начал вводить свой код допуска, позволявший обойти систему безопасности. Был шанс догнать Неро на другом шаттле.
Хотя нет! Нужно заблокировать палубу совсем. Тогда Неро попадет в ловушку!
«В доступе отказано».
Что?
Как такое может быть?
Кто мог блокировать его код?
Истина открылась мгновенно, и Спок, закусив губу, прижался лбом к металлической двери.
Возможность пойти на мостик, поймать шаттл тяговым лучом, или приказать расстрелять его фазерами тоже утрачена.
Если его код заблокирован, то это значит, что…
Дверь под его пальцами чуть вздрогнула. Шаттл с Неро стартовал. Теперь дверь откроется обычным кодом.
Да, так и было. Спок вбежал в ангар. Если мощь «Энтерпрайза» теперь недоступна, то… у него остался только один выход.


– Доктор МакКой?
Леонард влетел на мостик.
– А где мистер Спок?
– Хотел бы я знать! – рявкнул МакКой. – Чехов, мы можем поймать шаттлы тяговым лучом?
Это замечательная идея пришла в голову МакКоя, пока он ехал в турболифте. Пусть кто-то только попробует усомниться в его способностях!
– Э… – молодой навигатор удивленно уставился на врача, пытаясь понять с чего это вдруг начальник мед службы принялся распоряжаться на мостике.
– Так, парни, – сказал МакКой. – Спок стартовал в одном из этих шаттлов. – МакКой ткнул пальцем на экран. Капитан в отключке, еще пару часов. Так что теперь я тут буду командовать. Вопросы есть?

Вопросов не было.
Чехов кивнул головой. На лице Сулу появилась озабоченность.
– Ну, так что насчет луча? – спросил доктор.
– Они оба уже за пределами действия, извините, – ответил Чехов.
Разом побледневшая Ухура склонилась к своему пульту. МакКой повернулся к Сулу.
– Догнать можно? Чтобы подхватить обоих лучами? Или как там это делается? Давай за ними!
Сулу склонился к своему пульту. Звезды переместились на экране.
– Они уходят в варп. Сначала один, потом другой, – сказал Чехов.
– Ну, так и мы тоже, да Сулу? Корабль же быстрее этих летающих сундуков?
– Да, скорость «Энтерпрайза» в шесть раз превосходит скорость шаттлов.
– Отлично! Мы догоним их в два счета!
МакКой аж ладони потер. Он гений!
Сулу и Чехов обменялись тревожными взглядами.
МакКой кружил по мостику, поглядывая на капитанское кресло. Джим же его потом не прибьет за то, то он посидит в этом кресле?
«За ЭТО не прибьет, – вдруг понял доктор. – А вот за любую его ошибку, не говоря уже о второй дозе седатива… хм…»
Кресло было удобным. МакКой не рискнул развалиться в нем, как зачастую проделывал их капитан, надеясь, что такая поза сообщит остальным, что все в полном порядке и беспокоится не о чем.
До полного порядка было далеко.
Огонек на ручке кресла замигал, МакКой судорожно пытался вспомнить, что это означает и понимал, что вспомнить он не может, потому что никогда этого не знал.
Стоящая рядом старшина, заметив затруднения доктора, сказала:
– Это связь с научным отделом. Вот тут нажмите.
МакКой ткнул пальцем в кнопку.
– Это лейтенант Сторн. Мы вычислили траекторию движения двенадцатой планеты с точностью до 7 знака. Что касается объекта на ее орбите, с вероятностью в 99 процентов это космический корабль неизвестного происхождения.
МакКой молчал, так как сказать ему было нечего.
– Э… Можно? Э… капитан?
Чехов встал со своего места и кивнул на капитанский интерком.
МакКой сделал приглашающий жест, понимаю что слово «проблемы» не полностью охватывает ситуацию. Он понятия не имел о чем толкует голос в динамике.
– Сторн, это Чехов. Передайте данные на мою станцию. Я еще раз все проверю.
– Чехов? А где мистер Спок?
Юноша взглянул на МакКоя.
Доктор кашлянул.
– Тут случилось кое-что, – сказал доктор.
МакКой пытался вспомнить процедуру передачи власти на корабле. Оповестить о смене командования должен был он. Во избежание недоразумений и повторения одного и того же для каждого отдела.
– Как включить общую связь? – спросил он у старшины.
Девушка показала комбинацию клавиш.
– Хм… Говорит временно исполняющий обязанности капитана Леонард МакКой, гхым, – сказал доктор и закашлялся. Он практически физически ощутил, как тревога начала заполнять палубу за палубой, заставляя замереть немногочисленный экипаж.
– Причин для беспокойства нет. Это ненадолго, – сказал МакКой. – Капитан Кирк скоро придет в себя, а коммандер Спок покинул корабль, догоняя беглеца. Конец связи.
МакКой выключил интерком и понял, что спина у него мокрая. А ведь еще ничего не случилось. Почему же он так нервничает? Что тут такого? Ну, посидит он пару часов в кресле, не переломится, глядишь догоним Спока, или…
– Доктор… то есть капитан, – обернулся к нему Чехов. – Если мы продолжим идти прежним курсом, то через семнадцать минут войдем в зону обнаружения ромуланских сторожевых постов.
– Что??? – МакКой подпрыгнул на своем месте.
– Мы приближаемся к нейтральной зоне, сэр, – подтвердил Сулу. – Мы шли параллельным курсом, но Неро и Спок идут прямо в нейтральную зону.
– Тяговые лучи?
– Нет, в варпе этого не сделать.
– Э… – протянул МакКой. – Нет, в нейтральную зону мы не полетим, – сказал он. – Ухура, – МакКой обернулся к пульту связи.
– Я пытаюсь связаться с ними, – ответила девушка, не дожидаясь вопросов. – Ответа нет. Но частота открыта.
– Спок! – МакКой подошел к Ниоте. – Спок, ты же слышишь меня! Спок, не знаю, что на тебя нашло, но ты должен вернуться. Ты… не можешь нас вот тут так бросить. Слышишь? Как ты мог? Спок! Ты не имеешь права нас тут оставлять! А кто будет рассчитывать переход?
– Переход рассчитан, доктор, – вдруг ожил динамик. – Приношу свои извинения, но я должен догнать Неро.
– Ты должен вернуться, Спок! Вот и Ниота тебе скажет… – доктор взглянул на девушку. Та сидела сжав губы. – Хочешь, мы тут все хором пропоем: «Спок, вернись обратно!» Кто будет командовать пока тебя нет? А Джим еще не пришел в себя… Спок!
– Мои коды доступа аннулированы вами, доктор, – холодно ответил Спок. – Судя по всему вы отлично справляетесь.
– Это такая вулканская шутка? Гоблин ты проклятый! – заорал МакКой. – А что я должен был делать, если ты решил поиграть в бога и размахивал фазером, как какой-то метлой?
– Метлой? Очаровательно. Мне жаль доктор, что все вышло так, как вышло…
– Да что мне, что нам всем от твоих извинений?!
– Но могу дать один совет, – продолжил Спок, не обращая внимания на перебивший его возглас МакКоя, – не приближайтесь к нейтральной зоне и идите к системе Тета Сигни. Мистер Чехов в курсе всех расчетов. Проверьте все еще раз и возвращайтесь в свое время. Если у меня все выйдет, то вы сразу это поймете.
– Спооок!!! – взвыл МакКой и совсем не командным голосом сказал: – Джим оторвет мне голову, если я тебя тут оставлю.
– Ничем не могу помочь, доктор. Конец связи.
Спок отключился, а Ухура пробормотала про себя «сволочь», но так чтобы ее услышал весь мостик. Потом вскочила на ноги.
– Доктор… я могу продолжить следовать тем же курсом, если вы приказываете… – сказал Сулу за спиной МакКоя.
– Нет. – Леонард повернулся к пилоту. – Нет, нам нельзя в нейтральную зону и Джим говорил, чтобы никто нас тут не видел. Мы должны обеспечить секретность.
– Мы бросим Спока? – Ухура подошла к МакКою.
– Мы не имеем права входить в нейтральную зону, – сказал МакКой. – Только не это.
– Но тогда Спок останется один! – воскликнула девушка.
«Что ж, если Споку суждено поймать Неро, то он это сделает», – решил МакКой.
– Может быть, отправим еще один челнок? – спросил Сулу. – Я готов, если что.
Почему-то МакКой был уверен, что если бы на его месте был Кирк, то дискуссии подобного рода не было бы вовсе. Наверное, потому, что капитан, настоящий капитан, знал бы, что именно нужно делать. Люди озабоченно переглядывались, МакКой ловил на себе оценивающие взгляды. Нет, как бы он неуверенно себя не чувствовал, сообщать об этом кому бы то ни было, кроме своего внутреннего голоса, нельзя.
– Ниота, сядь на место, пожалуйста, – сказал Леонард.
– До вхождения в зону сенсоров шесть минут, – сказал Чехов. Голос его звенел от возбуждения.
– Поворот! – почти выкрикнул МакКой. – Сулу! Следуйте тем курсом, которым мы шли до того как его сменили. Куда мы там летели?
– В систему Тета Сигни.
– Да, как и сказал Спок, – МакКой вздохнул. – Чехов, вы же полностью владеете ситуацией, введите меня в курс дела. Что это за система и что мы там забыли?
В конце концов, чтобы принять верное командное решение, он должен все знать. Лучше выставить себя идиотом сейчас, чем потом выяснить, что решение принято, исходя из неверных предпосылок.

13.
Джим разлепил глаза, и понял, что жизнь продолжается.
Теперь задача номер один свалить из этой богадельни, как можно быстрее. Он чувствует себя нормально. Ведь так?
Ну, почти так.
Джим сел на кровати, и, не обращая внимания на истошно вопящую аппаратуру, принялся методично отключать от себя датчики.
Он ждал, что сейчас же в палату ворвется МакКой обругает его последними словами и вообще выскажет все, что он думает о людях, не ценящих его, докторские усилия, по приведению в порядок чужого здоровья.
Но в палату вошла, а не вбежала, сестра Линей.
– С возвращением, капитан, – сказала она. – Нет, нет, медицинский браслет может снять только доктор МакКой. Браслет ничем вам не помешает. Вы же захотите пойти на мостик?
Само собой он хочет пойти на мостик, но где Боунз? Сколько сейчас времени? Может быть глухая ночь? Выспался он отменно, голова только и болит. Но терпимо.
Странно, что и Спока нет поблизости…
– А где доктор МакКой? Спит?
– Нет, – ответила сестра и как-то странно взглянула на капитана. – Он… – девушка замешкалась.
– Что случилось?
– Он на мостике, сэр. Нам тут его очень не хватает.
– На мостике? Что он там делает? Кто-то ранен?
Головная боль проходила сама собой. Джим чувствовал, что тело наполняется так необходимой ему энергией.
– Со Споком все в порядке? – спросил он, внезапно подумав о том, что захваченный ромуланец мог причинить Споку вред.
– Сложно сказать, капитан, – девушка растерянно развела руками. – Мы не знаем, что случилось с мистером Споком. Он покинул корабль.
– Он, что? – Кирк натянул форменку, заботливо оставленную кем-то у его кровати. – Как покинул корабль??? Что за…
– Наверное, вам лучше связаться с мостиком.
Если Спока нет на корабле, а он тут отлеживает бока, то кто во имя Христа, Сурака и Кейлиса командует кораблем???


Двери турболифта распахнулись, Кирк можно сказать впрыгнул на мостик.
Вторым прыжком он оказался у своего кресла.
– Боунз! Какого хрена ты творишь???
МакКой вскочил с капитанского кресла и отступил на шаг от Джима, тело которого казалось излучает невидимую энергию.
– Слава Богу! – только и смог он воскликнуть. Предупреждая дальнейшие слова Джима он сказал: – Поорешь на меня потом, сколько захочется, но сейчас у нас тут кризис!
– Кризис, значит, – сказал капитан. – Докладывайте, Чехов.


МакКой вздохнул с облегчением и достал из кармана мед сканер. Джим покосился на него, но ничего не сказал, внимательно слушая Павла. Парнишка старательно перечислял события, начиная с погони за шаттлами, данными по 12 планете Тета Сигни и уверениями в том, что расчеты мистера Спока верны.
– И нам никто не мешает вернуться, – закончил Чехов. Траектория движения рассчитана, она сложная, но сделать можно.
– Сулу? – спросил у пилота Кирк. – Уверены, что справитесь?
– Да, капитан. – Уверен. Пока мы тут ждали вас, я четыре раза моделировал курс, со всеми входящими переменными. Все получится, без сомнения.
– Хорошо, – кивнул Кирк. – Боунз, ты закончил?
МакКой спрятал сканер в карман.
– Да.
– Хорошо. Идем-ка, на пару слов. – Сулу, вы тут за старшего.
– Нет, капитан, – ответил пилот.
– Что нет?
– Э… – МакКой протянул Джиму падд.
– Ты бы ввел свои коды, капитан. Я как бы вот сдаю тебе командование. МакКой прикинул, уместно ли деликатно намекнуть Джиму, что он задолбался командовать его кораблем, но решил, что это подождет, и закончил мысль: – А дальше уже передавай сам кому хочешь.
Кирк прищурился.
Ничего себе! Так значит, это все было сделано официально!
Он почти вырвал падд из рук МакКоя.
– Доктор, я полагаю у вас есть хорошее объяснение своим действиям?!!
– Объяснение? У меня?!!! Ты что думаешь, я тут пел от счастья? Это твой первый офицер свалил с корабля, оставив нас… блин… Конечно, у меня есть объяснение!
– Не терпится его услышать! Сулу, примите мостик. Боунз, за мной!


«Небольшой капитанский кабинет рядом с мостиком определенно жизненная необходимость, – решил Кирк, когда двери турболифта закрылись за ними. – Было бы очень удобно – не надо никуда далеко ходить, чтобы устроить выволочку провинившемуся члену экипажа, если нет желания возить его фейсом об тейбл при всей команде мостика».
Сзади слышалось недовольное сопение. Нет, интересные дела! Доктор похоже не чувствует за собой никакой вины!

Сопел, вернее вздыхал доктор совсем по другой причине. Он видел, каким огнем горят щеки капитана и понимал, что этот выброс адреналина совсем не то, что нужно человеку, недавно перенесшему плен и клингонские пытки.


– Слушай, Джим…
– Я тебе не Джим, черт бы тебя побрал! Я капитан корабля, доктор МакКой, если вы забыли Устав Звездного Флота, и изволь мне объяснить, что тут случилось и ПОЧЕМУ ТЫ МЕНЯ НЕ РАЗБУДИЛ?
– Так, а чем бы ты помог? Все случилось очень быстро!
Двери турболифта открылись, капитан вышел и скорым шагом направился в свою каюту. Доктор шел следом, пытаясь оправдаться на ходу.
– Когда ты лег отдохнуть…
– КОГДА ТЫ МЕНЯ НАКАЧАЛ!!! – Джим развернулся и схватил МакКоя за руки. Пару секунд доктор был уверен, что Джим не совладает с собой и врежет ему со всей дури, но тот только сверкнул бешено глазами и оттолкнул от себя доктора. – Называй вещи своими именами! Кто тебе дал право меня…
МакКой, в ряде случаев тоже не отличавшийся большим терпением, заорал в ответ:
– Кто дал? Ах, ты, неблагодарная скотина! Кто дал! Твой сраный устав и дал! Я, черт возьми, врач на этом корабле или кто? Я имею право решать, что делать с человеком, пусть он и три раза капитан, когда он на грани обморока и вообще мы были в лазарете! Это моя территория! Еще не хватало, чтобы я оправдывался за то, как я тебя лечил! Я ДЕЛАЛ ТАК, КАК СЧИТАЛ НУЖНЫМ!
МакКой ткнул Джима пальцем в грудь.
Джим оглянулся. К счастью (для Боунза или для него?) в коридоре они были одни. Джим ударил рукой по кнопке входа в свою каюту.


– Ладно, я понял, – сказал Джим. – Так что случилось? И ГДЕ СПОК?
– Ты меня спрашиваешь, где Спок? Я, блин, откуда знаю где ТВОЙ первый помощник!!! Он пошел убивать Неро, – продолжил МакКой вдруг тихим и усталым голосом. Слетел со своего вулканского глузда или как там еще.
– Но я…
– Да, да. Он слышал, что ты ему сказал. И я слышал. И я думал, что все решено. Ну, что мы разберемся с Неро без… применения крайних мер. А он решил, что нет. Так и сказал мне. Что убьет его. И ушел. Правда сказал еще, что пошел рассчитывать обратный курс и похоже какое-то время занимался делом. Я решил проверить задержанного, я обязан был, по протоколу, черт бы его побрал…
МакКой, рассказывая о событиях, решил не упоминать о том, что ввел вторую дозу лекарства капитану. Это же к делу никак не относилось! Нет, если его спросят или если Джим начнет проверять записи лечения, тогда он объяснит, хотя, что тут объяснять? Он имел полное и моральное, и юридическое право это делать, тут пусть Джим со своим Уставом идет в лес, ишь ты надо же Устав припомнил… лучше бы за своим вулканцем приглядывал!
– И вот так и получилось, что командование оказалось на мне. И если ты думаешь, что это было легко и приятно…
– Нет, я так не думаю, – сказал остывший Джим. – Извини, Боунз. Ты делал то, что мог.
МакКой вздохнул.
– Мы пытались догнать Неро и Спока, но нейтральная зона, сам понимаешь. Мы же не могли лететь за ними. Не могли же? – тревожно спросил МакКой.
– Да, – сказал Джим. – Не могли. Это правильное решение.
– Не представляю, что еще можно было сделать, – груз, лежащий на плечах МакКоя, стал легче. – И все случилось так быстро. Хотя теперь вот мы уже три часа торчим на орбите Тета Сигни и перебираем планеты. Картографы были бы в экстазе, если бы их отдел был здесь. Но я дал команду, чтобы сканировали все, что можно с максимальным разрешением. Не пропадать же возможности изучить тут все. И этот странный звездолет. Чехов хотел высадиться на него, чтобы осмотреть. Но я не дал, сказал, что только с твоего разрешения кто-то тут еще борт покинет. И планета эта, странная какая-то – там есть следы погибшей, и недавно, цивилизации. Хотя это к нынешним нашим делам отношения не имеет.
– Ты молодец, Боунз, – сказал Джим. Мысли Кирка были очень далеки от истории планеты, солнце которой они планировали использовать для разгона и возврата в будущее.
– Мне жаль, что со Споком так вышло. Если бы я лучше знал его, может быть и смог бы достучаться до него. Ухура тоже не смогла. Такое ощущение, что у вулканца паранойя, он всех вокруг считает врагами, какая-то идея фикс насчет Неро.
– Да нет у него никакой идеи… он хочет спасти свой Вулкан. И так-то он прав – шлепнуть Неро самое простое.
– Но не самое надежное!
– Это почему это?
– Ну… ха, а его корабль? А вдруг там еще парочка ромуланцев есть, кто также горит желанием мести? Убьем Неро, а там какой-нибудь Беро или Веро тоже самое учудит… Не знаю, не нравится мне все это, – пробурчал МакКой.
– Думаешь, и пытаться не стоило?
– Сначала думал, что надо, – ответил МакКой, – а теперь Спок пропал. Тебя вот чуть не убили… Неро сбежал и от клингонов, и от нас, а если он сделает еще что-нибудь? Мы вмешались, что-то изменили, и не факт, что в лучшую сторону. Что если он теперь заявится к нам раньше? Сколько он в старой версии истории был у клингонов?
– Нет, он не может раньше. Он ждал прихода старого Спока. В этом-то и была вся суть его мести – уничтожить Вулкан на его глазах. Но да, ты прав, может быть он что-то еще сделает.
– Да! Например, начнет свою месть с Земли! Хотя нет, тогда вообще все изменится… Черт!!!! Как все сложно. Ну ладно, раз ты тут в норме, я пошел в лазарет. А то меня медсестры, полагаю, уже заждались, – улыбнулся доктор. Потом толкнул Джима в бок. – Но работка у тебя… прямо скажем не подарок.


Теплые струи воды ударили в лицо Джима, скатились по плечам, лаская тело. Ему захотелось освежиться, прежде чем вернуться на мостик. Главное – хотелось смыть запах больничного дезенфектанта, которым его щедро облили в лазарете. Ненавистная вонь. Джим провел рукой по мокрым волосам, споласкивая пену шампуня. Запах этот его определенно бесил, мгновенно будя воспоминания о не самых лучших днях его жизни.
А ведь с его работой, которая как выразился МакКой «не подарок», хотя тут можно поспорить, ну, ладно, с рискованной работой, периодические попадания в лазарет – это неизбежность, так что психовать из-за какого-то там запаха – непозволительная роскошь. Да, зря он наорал на МакКоя.
Чтобы он там ему не ввел, результат оказался приемлемый. Он на ногах, вновь вернувшуюся головную боль считать не будем, не сильно то и болит, он может нормально обдумать ситуацию…
Хреновую, скажем прямо.
Найденный (дорогой ценой, блин) разыскиваемый ромуланец сбежал с корабля (минус один шаттл).
Корабль застрял в прошлом (хорошо хоть расчеты на возврат есть).
Первый помощник нарушил прямой приказ и отправился вдогонку за беглецом (минус второй шаттл, черт возьми, и как он это должен объяснять, а за неподчинение приказу вообще трибунал), но главное не известно – догнал он его или нет?
Если бы вулканец вернулся назад, что с головой Неро под мышкой, что без нее, Кирк бы забыл про нарушение приказа и вообще про все, что угодно. Потеря Спока никак не вписывалась в допустимые пределы риска этой операции. Выйдет там с Вулканом или нет – Кирка тоже волновало, но при любом раскладе он не рассчитывал потерять, и так нелепо, Спока!
Но не мог же он согласиться с тем, что можно убить человека, черт, ромуланца, после того, как он их спас? Это не Спок там валялся на полу, вопя от боли…
Кирка передернуло. Об этом вообще думать не хотелось.
Черт, если бы МакКой не пошел проверять задержанного, возможно все было бы иначе. Или… а что если вот так вот все получилось потому что события НЕЛЬЗЯ изменить? Что все предопределено? Так или иначе, но Неро ворвется в их мир, погубит Вулкан и чуть не уничтожит Землю, так же как…
Т В О Ю М А Т Ь!!!!
Если Спок не вернется, то как они спасут Землю??? Там, в будущем, если бы не их совместные, его и Спока, действия…
Джим выбрался из душа, чувствуя, что голова снова разболелась, а в сердце поселилась такая тревога, которую не унять уже ничем.
Нужно найти его… Но как?


URL
Комментарии
2016-05-24 в 07:06 

14
Они должны вернуться.
Вот, что понял Джим, пока вытирался, натягивал свежую форму и просматривал последние данные и сообщения по кораблю.
Со Споком, без Спока, но вернуться они должны, потому что тридцать человек, которых он взял с собой, ни в чем не виноваты. Они имеют право попасть домой, чтобы там ни было, чтобы там не вышло у Спока. Когда они отправились в полет, не было и речи, что они окажутся в прошлом, и уж всяко не было речи о том, что они тут и зазимуют. В смысле останутся навсегда.
Они вернутся и узнают вышло у Спока изменить историю или нет. Если да, что ж, тогда… тогда он уже сам, один определит, что ему делать. И может ли он что-то сделать, чтобы помочь Споку. Прошерстит все исторические записи, но найдет его следы. Пусть Спок болтает, что такая жертва с его стороны логична и разумна, это все ерунда, Джим найдет способ вернуть вулканца в свое время. А если не вышло… что ж, если нет, тогда надо будет придумать что-нибудь еще.
Черт, как голова-то болит.
Он вышел из каюты, пару секунд раздумывал, куда ему идти: на мостик или все же к МакКою. Решил, что пять минут себе можно и уделить, у Боунза точняк есть что-нибудь, чтобы прояснить мозги.

– Ты почему такой зеленый? – поприветствовал МакКой Кирка, возникшего полчаса спустя на пороге лазарета. – Голова болит?
– Как ты догадался?
– Опыт, знаешь ли…
Звук сканера раздражал, но нужно было терпеливо переждать, пока МакКой не убедится, что лекарство и впрямь лишь облегчит симптомы, а не замаскирует что-нибудь серьезное.
Судя по кислой физиономии врача, тот с превеликим удовольствием уложил бы Джима опять в лазарет.
– Ладно, сделаю укол. Один. Если не поможет или станет хуже…
– Давай уже. Разбираться будем на базе. Мы возвращаемся.
– Что? А Спок?
– Есть другие идеи?
– Ну, не знаю… Ты уверен? А что если у вулканца ничего не выйдет?
– Вернемся и узнаем, – ответил Джим.
Он потер шею, которую только что коснулся гипошприц. Головная боль таяла, сменяясь приятной легкостью.
– Я тут подумал… – начал МакКой внимательно следя за изменениями лица своего друга. Заметно было, как он расслабился, вздохнул с облегчением. – А может быть нам полететь в будущее, найти там беременную жену Неро и вернуться с ней сюда? Может быть она его успокоит?
Кирк моргнул. Иногда Боунз выдавал что-то на редкость дикое.
– Она же в другой реальности, – сказал капитан, механически обдумывая, тем не менее, предложенный вариант.
– И что? Старый Спок говорил, что между реальностями можно перемещаться. Вернемся в будущее, переместимся в другую реальность, найдем его жену, вернемся обратно… гхым… – внезапно МакКою собственный план показался идиотским.
– Найдем Неро и Спока, – продолжил Кирк, – предъявим Неро его жену… Боунз, ты – ГЕНИЙ!!! – Кирк с восторгом хлопнул его по плечу. – Идеальный вариант!
– Ну, не совсем идеальный… Ромул так и будет разрушен, не в наше время и не в нашей Вселенной, но разрушен…
– Это трудности ромуланцев! У Неро будет больше века впереди, чтобы вдолбить в их тупые головы мысль об эвакуации!
– И потом я не знаю, сработает такой способ или нет. Мерки обычных людей не совсем подходят к Неро, но попытаться можно.
– Он не сможет устоять! Ты бы смог? – спросил Джим МакКоя.
Тот покачал головой.
– Почему ты не придумал это раньше? – глаза Кирка сияли.
– Ну… не знаю… Вот сейчас пришло в голову. Я думал ты только посмеешься. Такие сантименты и все такое, но… ты же запретил Споку трогать Неро, так как он вас спас? Верно?
– Э… наверное. Ну, да.
– Вот я и прикинул, что этическая составляющая во всех наших действиях не до конца использована. Это не логично полагаться на чувства, но если мы вернем Неро его жену, то может быть, у него будут другие заботы, чем уничтожать Вулкан?

***

… Самое ценное здесь – открытая местность. Никаких темных углов, закрытых помещений, вентиляционных ходов. Чужаки везде. Для того, кто зазевается, все кончается очень быстро.
Спок поменял энергетическую батарею на поясе. Невидимое поле окружало его, заменяя громоздкий скафандр. Одна из последних разработок Звездного Флота, входящая в аварийный запас шаттла. Все бы ничего, но батарей всего семь. И та, что используется сейчас – уже четвертая.
Ему повезло, что его шаттл был полностью укомплектован и заправлен.
Спок обнаружил это, когда догнал Неро, и смог просканировать противника. Его шаттл уже шел на полуторном варпе и имел запас антивещества 29 процентов от нормы. Либо утечка, либо не совсем умелые действия пилота, либо этот шаттл (и это самое верное объяснение) не был дозаправлен после последнего использования.


После разговора с МакКоем и Ухурой, Спок отключил связь. Больше ничего для своих друзей и коллег он сделать не сможет. Связываться с Неро ему не хотелось. О чем говорить с существом, которое ты собираешься убить?
– Вы входите в нейтральную зону! – сообщил бортовой компьютер то, что Спок и так знал.
– Отключить системы безопасности, – сказал Спок и назвал свой командный код. На шаттле он действовал, как и прежде.
«Интересно, – пришла в голову Спока мысль, – демонтирована ли в будущем охрана нейтральной зоны?»
Он не знал. И не знал, знает ли об этом Неро. Вот, что было известно, так это то, что шаттлы с сигнатурой Звездного Флота способны развязать межзвездную войну. Оба вместе и каждый по отдельности.


Пятый час погони приближался к концу. Пальцы Спока коснулись блока наведения. Поймать в прицел мишень пара секунд. Он уже несколько раз делал это, но останавливался, ища более подходящий момент. Или оттягивая неизбежное? – шепнул у него в голове голос, имевший ехидные интонации МакКоя. «Безусловно, нет!», – хотелось ответить Споку. Он нажал на спуск: два луча вспороли черноту, заплясали на включенных энергетических щитах. Запас энергии шаттла Неро упал до 17 процентов. Это долго не продлится. Спок догонит и расстреляет беглеца.
Шаттл, которым управлял Неро, резко сменил курс. Теперь он мчался обратно в Федерацию.
Видимо беглец понял, что не дотянет до ромуланского пространства.
Спок не мог не вздохнуть с облегчением.
Он был готов взять шаттл Неро на таран, если потребуется, чтобы там не бормотал у него в голове упрямый доктор, бесследно уничтожить их оба, предотвратив таким образом обвинения Федерации в нарушении нейтральной зоны, но если действия будут разворачиваться на «своей» территории, то возможно у него есть шанс уцелеть.

Что он задумал? – пытался понять Спок, наблюдая за маневрами своего противника в перегруженной планетами системе Тета Сигни. С момента старта с «Энтерпрайза» прошло уже свыше 10 часов. Спок не удивился, а обрадовался, не обнаружив здесь звездолет. Скорее всего, они вернулись в будущее. Что ж, уж он постарается, чтобы это будущее было исправлено.
Боезапас шаттла не велик. Каждый промах обходится дорого. Спок не опасался, что Неро будет стрелять в ответ, тот экономно перераспределял энергию от двигателей к кормовым щитам, надеясь улизнуть от Спока.
И вот теперь в этой системе, похоже час истины настал. Внезапно Спок вспомнил звездолет, который они нашли… Не «Нарада» ли это? Если Неро доберется до своего корабля, роли очень быстро поменяются. У энтерпрайзовского шаттла против мощи «Нарады» нет ни одного, самого микроскопического шанса!
Эта мысль заставила Спока действовать быстрее. Он увеличил тягу, почти нагнав Неро, и снова открыл огонь. Ромуланца спасла систем безопасности шаттла, кинувшая кораблик в отвесное пике в сторону планеты. Лучи фазера пролетели мимо, рассеялись в атмосфере.
Спок постарался направить свой шаттл так, чтобы он оказался между неизвестным звездолетом и Неро. Шаттл Неро задел атмосферу. Вынырнул из ее слоев, потом вошел вновь. Было очевидно, что его захватило поле тяготения двенадцатой планеты.
Кинуться следом или ждать?
Внезапно сенсоры засекли старт с планеты еще нескольких объектов.
Планетарная система защиты?
Через семь с половиной минут двенадцать торпед выскочили в космос. Семь устремились за движущейся целью – шаттлом Неро, идущим по круговой орбите, остальные зависли на месте, изучая пространство.
Сканеры выдали не совсем успокаивающую информацию. Да, мощности одной торпеды не хватит, чтобы навредить шаттлу. И двух тоже. Но если взорвутся три и более вместе – то дефлекторы не справятся.
И снова вопрос – стоять на месте, маскируясь под космический мусор (как сказал бы МакКой – «притворяясь ветошью») или убегать?

Пока Спок раздумывал, появился шаттл Неро.
Он шел по более низкой орбите, чем раньше, энергия переброшена на защитные поля. Два - три витка вполне можно сделать, но затем нагрев корпуса об атмосферу заставит Неро либо осуществить нормальную посадку, либо попытаться вырваться их поля тяготения планеты. Следом за шаттлом ромуланца летели торпеды.
Он должен сделать то, что собирался! Спок выждал, пока шаттл Неро не оказался на самом близком расстоянии от него и выстрелил из фазеров. Защитное поле вспыхнуло и погасло, а следом расцвели четыре огненных шара – это взорвались торпеды. Автоматическая планетарная система защиты пришла к выводу, что тут два врага, а не один. И три торпеды направились к шаттлу Спока. Вулканец врубил двигатель на полную мощность.
Неро конец, а под ним планета класса М, дождаться помощи на которой вполне реально.
И тут взрывная волна от торпед швырнула шаттл Спока прямо в гущу атмосферы.

URL
2016-05-24 в 07:06 

Первое, что он услышал, когда пришел в себя – странный шорох. По обшивке шаттла словно кто-то полз, скребся, стучался маленькими коготками. Это можно было слышать, поскольку были включены внешние аудио сенсоры. Как именно они включились? Сам он нажал на кнопку или нет? Спок не помнил. Он встал, оказалось, что он лежит на полу, у стенки шаттла. Но он пережил взрыв торпед на орбите, он помнил, как маневрировал в атмосфере, игнорируя боль от врезавшихся в тело привязных ремней. Значит, ему удалось превратить неконтролируемое падение в какое-то подобие посадки?
Похоже на то.
Но именно что подобие…
Что со вторым шаттлом? Ах, да, Спок же видел, как взрывались торпеды.
И что это шуршит за стенами шаттла?


… Нужно найти центр связи, чтобы предупредить об опасности и позвать на помощь. Нелепо рассчитывать на то, что сюда прилетит «Энтерпрайз», но кто-то должен принять сигнал, пусть и в этом времени.
Спок уже оборудовал герметичное убежище, в которое не смогут проникнуть паразиты, удивительно напоминающие летающие клетки какого-то большого организма, собрал съестные припасы, материалы и оборудование для исследований, не сидеть же сложа руки. Нужно найти способ уничтожить чужаков, не навредив телу их носителя.
И главное не дать себя убить Неро, бродящему где-то поблизости, среди пустых зданий и скелетов.
То, что Неро жив, Спок понял быстро.
Приборы показывали, что атмосфера планеты пригодна для дыхания, крупных жизненных форм поблизости нет. Но этот шорох… Он заставил его одеть и активировать энергетический пояс.
А может быть, он беспокоился о том, не поджидает ли его в ближайших кустах ромуланец, способный угостить фазерным лучом?
На первый взгляд все было тихо и мирно. И на второй тоже. Спок сделал пару шагов по траве. Послышались странные квакающие звуки. Он обернулся и увидел, что на корпусе шаттла расположились плоские полупрозрачные существа, напоминавшие земных медуз. Они пульсировали, издавая те самые звуки. Одна медуза оторвалась от корпуса, пролетела у Спока над головой, а потом спикировала прямо на него. Но она натолкнулась на защитное поле и была отброшена прочь. Спок был уверен в том, что звук, который она издала был криком боли. Словно в ответ на него, еще несколько существ отлепились от металлического корпуса и закружили у Спока над головой, не повторяя, однако, попыток атаковать. Это означало, что первая медуза как-то сообщила остальным об опасности.
Уверившись в эффективности своей защиты, Спок просканировал местность трикодером. Шаттл Неро оказался за невысокой скалистой грядой. Вулканец, проверив оружие, скорым шагом направился туда.
Его не покидала мысль о том, что все, что происходит, все дальше и дальше уводит его от цели, мягко, но непреклонно не дает ему сделать то, что он хочет.
Третья внешняя сила.
Его друг (Спока болезненно кольнуло слово друг, поскольку, если быть честным, следовало бы сказать «бывший друг», нелепо надеяться, что их дружба выдержит все, что он сделал за последние дни) Джеймс Кирк говорил о том, что есть вероятность того, что их остановит что-то такое, что не поддается контролю. Откуда он это взял, хотелось бы Споку знать. И он не принял тогда эту гипотезу всерьез, вообще не думал о ней, концепция «веры в божественное начало всего сущего» чужда вулканскому разуму. Но сейчас, раз за разом сталкиваясь с тем, что он НЕ МОЖЕТ убить Неро, эта мысль не казалась совсем уж безосновательной. Да, все отлично объяснялось случайностями, собственными или чужими ошибками, невезением (тоже весьма спорная конструкция, объясняющая реальность), нет и не может быть какой-то высшей силы вдруг вознамерившейся ему помешать. Где она была, когда умирали шесть миллиардов вулканцев? Ведь если допустить что Бог есть (Спок готов был произнести это именно так – БОГ), значит все, что происходит, происходит по его воле, это постулат любой веры, и значит это Бог уничтожил мир вулканцев. Это он решил, что им нечего делать в этом мире. Так же, как в будущем он решит, что и ромуланцы здесь подзадержались… Спок чувствовал, что вступает на зыбкую почву, где логические аргументы заливает таким шквалом эмоций, что толку от этих размышлений нет, но он не мог не продолжить свое рассуждение – так, значит, все религии землян, да и древние верования вулканцев, бесстыдно лгут, говоря о том, что Бог это ЛЮБОВЬ? В чем же проявилась эта любовь? В том, что вулканцы умерли практически сразу, не мучаясь в агонии?
Да, очень так по-доброму.
С высшей точки скалистой гряды Спок увидел шаттл Неро. Он тоже пострадал от взрывов и жесткой посадки, но корпус был цел. И трап опущен. Это означало, что ромуланец выжил.
Спок чуть ли не бегом спустился вниз, держа в руке фазер, подошел к опущенному трапу. Одного взгляда внутрь хватило, чтобы понять, что Неро в шаттле нет. Трикодер регистрировал наличие жизненных форм, но сигналов ромуланца в округе тоже не было.
И что это могло означать?

URL
2016-05-24 в 07:07 

15.
Была впрочем, еще одна мысль, которая исключала все версии с божественным провидением. Старший Спок упоминал о некой Временной холодной войне. Спок провел пару изысканий на эту тему и если сквозь грифы секретности ему продраться не удалось (тут было больше нежелание нарушать установленные запреты, чем невозможность взломать базы данных), то по открытым источникам он узнал многое. Такую трагедию, как нападение зинди на Землю спрятать невозможно. А так же забыть. Плюс тысяча и одна художественных книг, фильмов и игр, написанных, снятых, как уверяли авторы, на основе реальных событий – давали представление о произошедшем.
В будущем есть некие лица, которые следят за соблюдением порядка в потоке времени.
Не боги, но люди (и не люди), достигшие умопомрачительного прогресса и не желающие чтобы уже ИХ временную линию кто-то испортил.
Вопрос о том, есть ли они в реальности Спока, оставался открытым. Очевидно, что есть, раз о нападении зинди информация прекрасно сохранилась.
С чего-то же они решили уничтожить Землю в превентивных целях. Как он хочет уничтожить Неро.
И им не дали этого сделать.
Пусть не действиями всемогущего Бога, а лишь стараниями экипажа первого «Энтерпрайза», но не дали. Или все это случайность? И зачем все эти мысли приходят ему в голову сейчас? Какой в этом смысл?
И где Неро?
Вскоре он увидел его.
Ромуланец вышел из-за дерева. Спок взглянул на трикодер. Показатели скакали – это не был сигнал ромуланца. Отличался он и от сигналов чужаков. Спок покрутил настройку, и понял, что перед ним симбиоз ромуланской жизненной формы и чужаков. Опасность, исходящая от летающих пришельцев, стала ясна.
Глаза Неро сфокусировались на Споке. Вулканец видел в них узнавание себя, вспыхнувшую ненависть. Спок вскинул руку с фазером. Неро сделал шаг по направлению к нему, но запнулся, упал на колени, закричал.
Спок не выстрелил, подошел ближе. Неро вскочил на ноги, сделал еще одну попытку броситься на Спока, но потом как будто кто-то перехватил управление его телом. Он снова дико закричал, развернулся и побежал в сторону скал.
Спок посмотрел на фазер. Потом убрал оружие и обследовал шаттл Неро. Машина была существенно повреждена. От устройства связи остались одни обломки. Да и вообще на шаттле не было ничего полезного, только десяток пайков с аварийным запасом еды и воды, немного одежды и запасные энергоячейки для жизнеобеспечения шаттла. Взяв найденное добро, Спок решил вернуться к своему шаттлу.
Шел он медленно, груз был не тяжел, но объемист.
Он открыл дверь и понял, что Неро его опередил. Внутри шаттла словно побесилась стая диких сехлетов. Блок связи был выдран с мясом и растоптан в пыль.
Были ли это действия Неро или он выполнял все под воздействием чужаков? Спок склонялся к последнему, поскольку он ощутил в те несколько секунд, когда Неро ненавидел его – за этой ненавистью и презрением – жуткий страх потери себя.

Все это ребовало тщательного изучения.
Насколько теперь опасен Неро? Что вообще здесь произошло?
С этим предстояло разобраться. И при этом обеспечить собственную безопасность.

***
– Дай сюда! – Джим почти вырвал бинокль из рук МакКоя, сам прильнул к окулярам.
– Черт, не видно!
Они лежали на крыше шестиэтажного здания на окраине Терема, города где жил Неро. Объект их наблюдения был рядом, четырехэтажный дом с плоской крышей и широкой лестницей, поднимавшейся до второго этажа. Крик предположил, что первый этаж занимает кто-то один, а верхние сдаются, ничем иным такой архитектурный изыск объяснить было нельзя. Рассмотреть что-то в глубине квартиры было сложно, но день был жаркий и женщина из угловой квартиры на четвертом этаже уже пару раз выходила на крышу, освежиться у бассейна.
Ее звали Мендана и она была женой Неро.
МакКой вытер вспотевший лоб, хлебнул воды их фляжки.
– Ну что, сегодня?
– Да, тянуть не будем. Как стемнеет. Скотти подобрал модуляции, отключающие любую сигналку.
– Думаешь, там есть сигналка?
– А где их нет? – отозвался Кирк. – Ромуланцы так вообще жуткие параноики.
МакКой приподнялся на локтях, оглядел дома на противоположной стороне улицы.
– Интересно, они знают?
– О Хобусе? Вряд ли про это сообщали по информканалам. Но кое-кто и знает.
МакКой скривил губы.
– О да, Сенат в полном составе успел свалить с планеты. Наверное, и семьи прихватили.
– Ну да, – флегматично отозвался Джим. – Чего тебя так разбирает?
– Да, как всегда! Те, кто виноват в гибели населения спаслись, а все прочие…
– Ну, да, – снова сказал Джим, как-то безразлично. – Так всегда бывает.
– Ты о чем это? – МакКой взглянул на друга.
– Ни о чем. Так, вспомнил кое-что.

Молодая женщина снова показалась на крыше. Она прошлась вдоль бассейна, ступая босыми ногами по траве, которая прокрывала всю поверхность крыши дома, скинула верхнюю одежду, оставшись в купальнике.
Четко обрисовался объемный живот, говорящий о позднем сроке беременности.
Она поплавала немного, больше лежа на спине, затем выбралась на газон, встряхнула головой с длинными волосами. Постояла немного, потянулась, сделала парочку боковых наклонов, затем прогнулась вперед.

Джим опустил бинокль. Стало неловко, словно он поглядывал за соседями, провертев дырку в заборе.
– Никогда не думал, что дойду до такого, – сказал МакКой.
– Ага, я тоже, – отозвался Джим. – Ну, мы будем осторожны. Ничем ей не повредим.
– Ха! Два чувака вламываются в дом, чтобы умыкнуть беременную женщину, которая глядишь вот-вот родит.
– Ты думаешь? – вдруг озабоченно спросил Джим. – Прямо вот так возьмет и родит?
– Я тебе не акушер – гинеколог, чтобы с такого расстояния диагнозы ставить.
– Ну, тогда не говори, чего не знаешь!
– Я говорю, что всякое может случиться. И это тоже!
– Но ты ведь справишься, если что?
– Надеюсь, – пробормотал МакКой.
– И мы не будем вламываться. Зайдем потихоньку и телепортируемся все на «Галл». Она и понять не успеет, что произошло.
– Гладко было на бумаге, – недовольно процитировал МакКой Чехова.
Он уже не раз и два пожалел, что озвучил свой план тогда, сотню с лишним лет назад. Точней сказать, это было семь дней назад по их субъективному времени.
Семь дней, уместивших в себе такое количество событий, которого хватило бы кое-кому на пару жизней.
После обратного прыжка и уверений Звездного Флота в том, что стоит повторить попытку (а значит, получить еще кое-какое время на это самое действо) они пришли в дом Спока. Старика.
Он сказал, что ему жаль, что пока ничего не вышло, но отчаиваться рано.
Рассказывал в основном МакКой, Джим больше молчал и смотрел угрюмо. Когда старик сказал, что они зря оставили Спока, Джим вскочил на ноги.
– У нас не было выбора! Черт возьми! Это он нас бросил! Сначала подставил, как щенков, а потом…
Капитан внезапно остановился, поняв, что почти кричит.
МакКою захотелось втянуть голову в плечи.
Спок вздохнул.
– Я говорил ему, чтобы он доверился тебе, Джим, – сказал он. – Я понимаю, почему он сделал так, как сделал. Тут уже ничего не изменишь. Мне жаль, что в этом мире ты остался без своего друга.
– Не изменишь? Вот тут вы как раз ошибаетесь, – сказал Джим и кивнул МакКою.
– Давай, выкладывай!
А сам провел ладонью по лбу.
МакКой кинул на него взгляд, но не рискнул спрашивать болит ли у него голова или нет, зато рассказал Споку о своей идее. Он надеялся, что старик тут же найдет неувязки в плане, раскритикует его, и все закончится, не начавшись, но Спок сказал:
– Может получиться.
Дальше в дело вступили Чехов, их юный гений, и старина Скотти. Под руководством Спока они быстро собрали устройство, способное перемещать людей из одной Вселенной в другую. Когда знаешь координаты фазы совмещения пространств, то в одночасье распахиваются врата во множество миров.
Теоретики мультипространств удавились бы от зависти, если бы узнали об их успехе, но предавать гласности подобное устройство никто не планировал.

URL
2016-05-24 в 07:07 

Об этом МакКою сказал Джим, когда доктор зашел проведать своего пациента после утомительного дня споров и расчетов.
Доктор застал капитана сидящим на койке и смотрящим невидящими глазами в пространство. МакКой потянулся было за сканером, Джим в любом случае должен хорошо отдохнуть, ведь на завтра назначен их вояж в сопредельную Вселенную, но Кирк тут же очнулся от раздумий, замотал головой.
– Со мной все в порядке.
– Да ну?
– Вот и представь себе… Это Спок.
– Что Спок? – переспросил МакКой.
– Вулканцы умеют как-то так влезать тебе в голову и что-то там такое… короче говоря, голова у меня теперь не болит.
– А почему вид такой похоронный?
– Представляешь… Спок, этот Спок, – уточнил Джим, – ужасно скучает по своему другу. В смысле по мне, который был в той Вселенной. Он рано умер, погиб, когда спускали со стапелей «Энтерпрайз». Одну из последующих модификаций. Там было что-то схожее с Кобаяши Мару. Спасали транспортник с пассажирами. Прикинь, он мне сказал, что тот Кирк тоже грохнул этот тест. Только… только его не вытурить за это хотели, а отметили типа оригинальное решение и все такое.
– Это Спок тебе рассказал?
– Ага. Он… нет не рассказал, показал. Э… нет, разделил воспоминания. Это… очень необычное ощущение.
– Ушам своим не верю! То из тебя слова лишнего не выдавишь… а тут прямо две родственные души слились в экстазе.
– Зря ржешь… Ничего тут такого и нет. Он смотрит только то, что я не против показать… зато сам… ну он правда извинялся за то, что когда он рассказывает о нем, то грустит и это как-то передается мне – эмоциональный перенос, но зато я узнал про их Вселенную уже много. Знаешь, это и впрямь хороший мир.
– Ну у нас тоже в общем-то не сказать, что диктатура.
– Да... Он рассказывал, как один раз тоже обманул своего капитана. Угнал «Энтерпрайз», чтобы помочь Пайку.
– Пайку?
– А, да… знаешь он там… лучше погибнуть, чем так, как он… Рассказать?
– Расскажи…
МакКой слушал, холодея в душе. Да уж, история была что надо. Чем жить в иллюзиях, лучше уж сразу. Хотя… кто знает, чтобы он сказал, оказавшись на месте того Кристофера Пайка? Любая жизнь лучше небытия, ведь так? Вечное исполнение желаний, только если не знать, что это иллюзия.
– Талос четыре, – сказал Джим. – Вот значит, как оно все.
Взгляд капитана снова расфокусировался.
Он помолчал, потом сказал.
– Еще Спок предложил сделать так, чтобы я не помнил то, что делали клингоны, ну…
– Пытали тебя?
Джим вздрогнул.
– Ну да… знаешь, это были не лучшие сутки в моей жизни.
– Ты, надеюсь, отказался?
– Да…
– Что конкретно беспокоит? Сны или что?
– Да нет все нормально, я и не собирался про это говорить, Спок как-то понял, что меня при слове клингоны передергивает… Тот Кирк тоже клингонов не любил. Они его сына убили. Прикинь, а? Сына… от Керол Маркус.
– Маркус? – переспросил МакКой.
– Ну да…
– Когда ты с ней успел переспать?
В голосе МакКоя послышалось неподдельное изумление. Он и сам, грешным делом, засматривался на шикарную блондинку. Похоже, что его опередили.
– Что??? Ты что? Спятил? Не спал я с ней. Ты вообще, Боунз, слушаешь, что тебе говорят? Этот тот Кирк с ней любовь крутил…
– Она же тебе нравилась?
– Ну… мне многие девушки нравятся… Мда… Но с ней у меня ничего не было!
– Еще не было, – сказал МакКой, понимаю, что про Маркус лучше забыть. Во избежание недоразумений.
– Да ну тебя, Боунз… несешь какой-то бред. А Спок классный старик. Я понимаю, что жизнь того Кирка это не моя жизнь и что все по иному, но все равно интересно.
– А что он сказал, когда ты отказался стирать память?
– Узнаю своего друга.


16.
Это была процветающая цивилизация. До того, как к 12 планете Тета Сигни не подлетел звездолет с Бета Порталана.
На борту были не только гости, о визите которых две планеты договорились заранее, но и 327 чужаков. По одному на каждом члене экипажа, плюс полтора миллиона в стазисном поле.
Спок читал документы, скопившиеся в правительственном центре. Недоумевающие, отрицающие факты отчеты скоро сменились отчаянием и страхом. Жители Корины, той самой 12 планеты Тета Сигни, назвали чужаков док-су, что означало чужеродные клетки. Их было полтора миллиона на три миллиарда жителей.
Док-су размножались с чудовищной скоростью и процесс завоевания занял по земным меркам всего три недели.
Двадцать один день безнадежных попыток найти то, что могло бы уничтожить док-су, не повредив их носителей.
Чужаки прикреплялись к спинам коринцев, вводили в тело нейротоксины и наполняли их своими клетками, полностью подчиняя своей воле. Любое неповиновение наказывалось адской болью.
Мир был уничтожен.
Последний коринец умер семь месяцев назад.
Последнее, что Спок прочитал – это сообщение о том, что коринцы запустили космический корабль в сторону следующей системы – Ингрем Б. Именно на нее нацелились чужаки.
Убить док-су никому не удалось. Вытравить из тела чужеродные организмы тоже.
Спок не питал особых иллюзий на свой счет. Вполне возможно, что его убежище окажется ненадежным, что и он сам кончит также, как и жители Корины – исполняй волю чужаков или умри. Он надеялся, что хотя бы информацию о паразите ему удастся довести до Звездного Флота. Учитывая то, что скорость кораблей коринцев не превышала варп 2 шанс спасти планеты Ингрем Б еще был.

***

– Послушайте, мы не сделаем вам ничего плохого! Да успокойтесь же!
Боунз потер щеку. Рука у ромуланки оказалась тяжелой. А ноготочки острые.
Им удалось пробраться в дом и телепортироваться всем вместе на корабль, но женщина проснулась и теперь пребывала в состоянии близком к ромуланской истерики. Ничем существенно не отличавшейся от земной.
Она замерла в углу биокровати глядя на доктора настороженными глазами.
МакКой еще раз успокаивающе поднял руки.
– Выслушайте же, что я вам говорю, Мендана! Ромулу осталось жить несколько дней. Вы же знаете, что скоро должно случиться?
«Интересно, – подумал МакКой, – а, что если Неро не рассказывал жене о взрыве Хобуса? Может он не хотел ее волновать?»
Ну, тут доказать, что он-то говорит правду не сложно, есть масса других источников информации, надежней, чем его слова.
– Вы от Неро? Ложь! Вы называете себя людьми? Но почему вы ничем не отличаетесь от нас? Тоже ложь!
МакКой провел рукой по своим острым ушам.
– Это называется грим, – сказал он. – Я – человек. Ему за три дня порядком надоело ходить с нашлепками на лбу и приклеенными ушами. Хорошо хоть волосы не пришлось перекрашивать.
– Неро никогда бы не связался с людьми!
– Нет, мы не от Неро. И да, мы люди. Не знаю, что там вы про нас думаете, но мы хотим помочь!
– Помочь? Вы вломились в мою квартиру!
Снова-здорово. Беседа пошла по третьему кругу. Разница была лишь в том, что она перестала пытаться выцарапать ему глаза. И не вламывались они. Замок тот да, пискнул, сдаваясь. Кирк шел первым, МакКой за ним, его трясло и рука сжимала гипоспрей все сильней. На случай, если что-нибудь пойдет не так, если вдруг телепортатор даст сбой, если Мендана проснется и начнет орать.
А то, что беременная женщина начнет орать, как только увидит рядом двоих неизвестных в темной одежде можно было не сомневаться.
К счастью, гипоспреем пользоваться не пришлось. Кричать она тоже не стала, но проснуться успела. И уже открыла рот, как к ней бросился Джим, одновременно зажимая этот самый рот ладонью и крича: «Поднимай нас, Скотти!»
Их телепортировали прямо в лазарет «Галла». Потом Джим, отговорившись срочными делами, удалился, а МакКой остался уговаривать разозленную ромуланку.
МакКой подошел к интеркому на стене каюты.
– Джим? Может быть ты вернешься сюда? Почему это я должен ее убалтывать? – спросил МакКой, не заботясь о том, что его слышит Мендана.
– Это же был твой план, Боунз! Если ты забыл. И сейчас я немного занят. Мы тут ищем просвет в оборонной системе Ромула. Так что если не хочешь общаться со специалистами из Тал-Шияр не отвлекай меня!
– Черт!
МакКой стукнул с досадой по стене.
Потом обернулся к их пленнице, или гостье?
– Дорогая леди, – сказал он. – Хотите верьте, хотите нет. Но суть дела обстоит так.
И он выложил ей все.

URL
2016-05-24 в 07:08 

– Неро уничтожил Вулкан? Вы шутите? Вулкан он здесь… Вы хотите запутать меня! Хотите, чтобы я поверила в то, что мой муж совершил такое… Нет, этого не может быть. Он шахтер, а не убийца!
– Я тоже доктор, а не хранитель времени, – отозвался МакКой.
Надо было взять с собой в параллельную Вселенную Ухуру, может быть они поболтали бы о своем, о женском… глядишь, и ромуланка бы немного смягчилась. А еще Ухура шикарно бы смотрелась с ромуланскими ушами, – пришла в голову МакКоя несвоевременная мысль.
Из Кирка-то получился фиговый ромуланец. Волосы капитан не дал себе покрасить, да и цвет глаз маскировать отказался. «Больно надо кому-то меня разглядывать», – пробурчал он, натягивая парик.
МакКой думал, что если она увидит Джима с его совершенно не характерными для ромуланца голубыми глазами, беседа пойдет легче. Ну, нет, так нет. И он начал рассказывать ромуланке о том, как они вновь разогнали «Энтерпрайз», отправляя его вперед по временной шкале, о том, как, оставив корабль, пробрались в Аргелианские доки и угнали там прогулочную яхту «Галл», о том, как маневрировали в ромуланском пространстве, подбираясь на дистанцию действия транспортеров. Поведал о том, как использовали устройство межвселенного перехода, как искали ее, Мендану, как телепортировались все вместе на «Галл». Рассказывал о том, что им предстоит – выход из пространства, контролируемого ромуланцами, да так, чтобы никто их не обнаружил, межвселенный переход, возврат яхты на место, встреча с «Энтерпрайзом» и полет в прошлое. И только после успешного осуществления всех этих кульбитов она увидит Неро. МакКой говорил о временных линиях и погубленном в их Вселенной Вулкане. Он старался не акцентироваться на судьбе самого Ромула, но женщина быстро все поняла из его кратких слов.
– Если все, что вы говорите правда… то мы не должны это скрывать! Мы должны сказать всем на Ромуле, что обязательно нужна эвакуация! Они сомневаются.
– О, – сказал МакКой. – Так вы знаете о чем я говорю?
– Ну, – она расправила плечи. – Неро рассказывал мне почти все. Мой муж, как представитель шахтерской гильдии имеет право выступать в Сенате, – сказала с оттенком гордости женщина. – И он…
– Воспользовался этим правом, – перебил ее МакКой, – но его никто не послушал.
Мендана кивнула.
– Да. Но то заседание было закрытым. Мне не удалось посмотреть трансляцию сессии.
– Его никто его послушал, – повторил МакКой. – Ни его, ни посла Федерации Спока. И случилось то, о чем я вам говорю. У нас в запасе всего несколько дней.
– Но если у вас есть доказательства… Вы не можете допустить гибель Ромула!
МакКой тяжело вздохнул. Да, еще и Ромул. В чужой Вселенной. А они то всего и хотели помочь Споку спасти Вулкан. Пора переименовывать «Энтерпрайз» в «Спаситель миров».
Нет, два спасенных мира ему не потянуть. И Кирку не потянуть. Это однозначно. Им бы еще отсюда выбраться без потерь.
МакКой встретился глазами с Менданой и увидел, как помертвело ее лицо. Она поняла. Поверила и осознала, что Ромул обречен. Что сейчас ее мир изменится навсегда. Что эти пришельцы не смогут сделать то, что не удалось Неро, и всем, кто, хотел бы прислушаться к голосу разума, а не своих амбиций.
Леонард коснулся плеча ромуланки.
– Да, девочка. Прости… но ты – это все что мы можем спасти с Ромула.
– Нет! Не я! Есть много более достойных людей! А мои родители? Отец Неро… Есть ученые, писатели, художники… Нет, вы должны спасти их! И, – внезапно ее глаза засияли, – послушайте! А родственники парней из экипажа Неро? Может быть хотя бы их? Если, как вы говорите…
МакКой закусил губу.
– Мендана… я понимаю, что ты чувствуешь сейчас. Это шок, без сомнения, но… будет чудом, если мы сами уберемся отсюда… и потом мы не знаем этих людей!
– Я знаю! Я знаю где живет семья Аила и Бирта. Потом, там у них был Корекс, Дижен и Блаун. Я знаю почти всех!
– Ну… давайте так. Я включу вам инфоканал, вы пока послушайте, посмотрите сообщения. А я поговорю с капитаном о вашем предложении. Если что-то можно будет сделать, мы сделаем. Но я ничего не обещаю.

***
Боль.
Когда что-то болит, все остальное становится неважным. Хочется только, чтобы боль прекратилась. Когда шансов избавиться от боли нет, то хочется чтобы все прекратилось навсегда.
Но он вулканец.
Он может контролировать боль. Должен.
Ради…
Ради чего?
Неро, Вулкан, «Энтерпрайз», «Земля», «Хранитель Вечности», «Спок».
Спок – это он. Да. Спок вулканец. Спок это он. Он может… Может поставить блок.

Сколько времени у него будет, прежде чем он перестанет сопротивляться и начнет делать то, что нужно ИМ?
Спок не знал.
Зато он знал, как убить чужаков. Ультрафиолет уничтожал заразу, не вредив телу носителя.
Чужаки избегали открытых пространств, концентрируясь в зданиях. Нет, просто свет солнца их не убивал, а вот доза облучения в 27, 4 раза превышающая стандартное излучение планетарного солнца уничтожала 70 процентов паразитов в крови. Если поднять уровень излучения до 40,2, то достигалось их стопроцентная смертность.
Пока еще работали батареи защитного пояса, он наловил с десяток паразитов, чтобы иметь возможность изучить их досконально.
Споку очень хотелось проверить эти расчеты на практике.
Но единственным живым объектом на Корине, не считая самого Спока, был Неро.
Как заманить ромуланца в его установку, на скорую руку сконструированную в биолаборатории? Спок не имел ни малейшего понятия.
Найти и оглушить фазером?
Но пока он будет его искать, оглушать и перетаскивать, то сам рискует подцепить паразита.
Риск неприемлем.
Спок задумался в который уже раз – может быть он сознательно не хочет помогать ромуланцу? Ведь, стоит освободить его от паразитов, то вместо благодарности, это понятие же неведомо представителю…
Рука предательски дрогнула и трикодер полетел на пол.
Спок машинально нагнулся за прибором.
Благодарность.
Может быть… может быть он ошибся в мотивах поведения своего капитана? И тот запретил вредить Неро не потому, что изобрел некий план или видел на три шага дальше него, а просто из благодарности за то, что тот спас их из клингонского плена?
Как по-человечески.
А он сам то что? Разве только что он не думал о том, что ромуланец его не поблагодарит за спасение от чужаков, а…
Набросится?
Откуда такая уверенность?
Может быть…
РИСК НЕПРИЕМЛЕМ!
Слова зажглись у Спока в голове, как светящийся транспарант над головами телларитской демонстрации протеста.


Спок положил трикодер на стол, подошел к устройству связи. Постоял рядом, прогулялся по комнате, зачем-то выглянул в коридор, тревожно полыхавший алыми огнями.
Последняя батарея была разряжена уже больше двух суток назад.


Резервную аварийную подстанцию Спок починил и включил, но ее мощности недостаточно, чтобы задействовать подпространственный передатчик.
Главный источник энергии находится в подвале.
Спок смотрел на схему электроснабжения и понимал, что она означает. Выход из безопасной зоны, возможную встречу с Неро и встречу с док-су. Чужаками, паразитами, которые приземлятся ему на шею, введут в тело свои клетки и возьмут под контроль его мозг.
Спок с сожалением отметил, что надо было оставить хотя бы часть запаса в батареях защитного пояса, но они и так продержались почти десять дней. И ему даже удавалось подзаряжать эти одноразовые устройства.
Если он не включит подпространственную связь, то Ингрем Б обречен.

Спок взглянул на фазер. Да, это было бы любопытно. Оглушить Неро и попробовать избавить его от паразитов.
Возможно вдвоем им удалось бы сходить в подвал и вернуться обратно, не получив никого на спину. Один делает дело, другой прикрывает.
Как тогда, на «Нараде»… Когда он и его капитан действовали вместе.
Не совершил ли он роковой ошибки, отказавшись от сотрудничества с друзьями, отказав им в доверии? На каком основании?
Все решения, что он принимал, он принимал на основе логики и…
На основе собственных размышлений.
Были ли они верными?
Если он не доверился Джиму, как теперь он может поверить Неро? Что тот из чувства благодарности… (ха-ха – два раза сказал бы МакКой, черт, доктор похоже прочно обосновался в его голове) вдруг начнет помогать Споку, причем помогать спасать какую-то левую планету. Что Неро до Ингрем Б? И что Споку до нее?
Нет!
Ему как раз есть дело до нее!
Он офицер Звездного Флота! Он вулканец! Не имеет значения то, что Вулкан мертв. В их реальности мертв, но жив где-то в других (и это как-то утешало). Жива и философия Вулкана, уважающая жизнь во всех ее проявлениях, живо учение Сурака.
Да, Спок вулканец и поступит как вулканец. Логично. Исходя из того, что интересы большинства важнее, чем интересы меньшинства или одного.
В данном случае меньшинством, точнее этим одним, чьи интересы значения не имеют, был он.
А Неро все равно погибнет. Носитель умирал через две-три недели после заражения.
Но если нет? Если Неро останется жив и сделает свое черное дело? Если большинство это не жители Ингрем Б, а вулканцы, исчезнувшие из-за действий Неро или, что сейчас вернее, из-за его нерешительности?
Логичнее сначала убить Неро, а затем идти включать передатчик.
Да, да, а еще логичней было бы убить его много дней назад. Почему же он этого не сделал?
От всех этим мыслей, вариантов, сомнений пухла голова. Мозг отказывался работать так, как делал это всегда, эмоции налетали, оставляя за собой обломки тщательно выстроенных логических доводов.
«Если не знаешь, как поступить, делай так, как подсказывает тебе сердце», – это говорила его мать. Мама. Исчезнувшая, так же, как и все прочие жители Вулкана; умерла, протягивая к нему руки в бесполезной надежде на спасение. Сердце не может что-то там подсказывать. Только разум решает все вопросы, но… в какой-то части Спок сейчас стал понимать ее слова.
Он должен делать то, что должен. Здесь и сейчас. Вот и весь нехитрый расклад.

Чтобы его жертва не была напрасной, он ввел в устройство связи пару дополнительных команд. Сообщение уйдет сразу, как только включится энергия. Без вариантов. И будет повторяться до того, как кто-то решит послать другое сообщение. Если такое произойдет – устройство будет взорвано. Это на тот случай, если чужаки возьмут его под контроль и потребуют отправить еще одно сообщение, отменяющее первое.

***

URL
2016-05-24 в 07:08 

Семь человек.
Помимо Менданы.
Жена и мать Бирты, четырнадцатилетний брат Корекса, мать и сестра Дижен, жена и дочь Блауна. Малышке всего шесть.
Круизная яхта поразила бы своей роскошью, непривычных к подобному ромуланцев, если бы не жуткая тревога, заполонившая всех и вся. Каждый задавал себе вопрос – неужели ЭТО происходит на самом деле? Неужели их, простых, ничем не примечательных граждан Ромуланской Звездной Империи, которые и в космосе то если и были, то раз или два, выбрали неведомые силы чтобы спасти из предстоящего хаоса?
Слухи, конечно, ходили. Юлия Дижен знала о них, как и все прочие, но их с упорством достойным лучшего применения развенчивали правительственные инфоканалы. Только вчера выступал секретарь Претора Ри-Гансу, и говорил о том, что известия об опасности ни на чем не основаны, что взрыв, о котором говорят, не угрожает Ромулу ни в коей мере. Нет необходимости в эвакуации и все прочее. «Очень умно», – не могла не признать Юлия. Она занималась связями с общественностью в министерстве природных ресурсов Ромула, не бог весть какой пост, но все-таки. Да, умно… если бы они отрицали и взрыв – то тогда можно было бы задуматься о степени правдивости остальной информации, но так им поверят. Она же поверила. И теперь все они – семь женщин и мальчишка обязаны жизнью… ЗЕМЛЯНАМ! Землянам из прошлого, а значит, можно сказать, совсем дикарям! Стоит посмотреть на капитана и сразу понимаешь, что их нельзя принимать всерьез или вести с ними дела… Хм, но была еще Мендана. Собственно, можно считать, что это ей все они обязаны жизнью, а не землянам. Или еще хуже – вулканцам…
Вот, кстати говоря, и она сама.
Юлия вошла в обеденный зал, отданный в пользование ромуланцам.
Мендана сидела за столом, склонив голову на скрещенные руки. Плечи ее вздрагивали.
– Не волнуйся девочка, все будет хорошо, – сказала Юлия, и положила руку ей на плечо.
Ей, Юлии, с высоты своих еще очень бодрых 73 лет, жена Неро казалась девочкой, не говоря уже о землянах.
Мендана подняла голову, смахнула слезы.
– Мы этого не знаем. Капитан Кирк говорил, что все эти переходы очень опасны.
– Подумай о том, что мы ничего не теряем. Если мы погибнем сейчас, нам не придется умирать через пару дней на разваливающейся планете.
Мендана улыбнулась.
– Ты умеешь утешать.
– Не теряй надежду. У нас еще есть шанс.

17.
Ступени, ведущие в подвал здания, имели по краям светоотражающие полосы. Луч фонаря Спока высвечивал их, делая спуск безопасным. Ступени да, но нет ли здесь док-су? Спок, добравшись до места, осмотрелся. По плану подвала энергетическая установка должна находиться в дальнем левом углу. Ага, вон там. Что-то мелькнуло в луче фонаря. Спок инстинктивно присел, и понял, что разминулся с док-су чудом. Медуза налетела в темноте на стену, издав писк. Спок помнил, где находится установка, и зашагал туда, стараясь не напороться на что-нибудь по дороге. Фонарь он решил не включать. Может быть, именно его свет и привлек паразита?
Руки коснулись установки. Нет, все же придется включить свет ненадолго. Иначе никак. Вспышка ослепила, но и дала возможность запомнить, как расположены рычаги управления. Спок на ощупь повернул выключатель и с удовлетворением услышал гудение. Энергия начала поступать в системы. Почему она вообще была выключена? Сами медузы не могли это сделать. Заставили кого-то?
Сообщение отправлено. Самое время убираться отсюда.
Спок не стал включать освещение в подвале. Дорогу назад он помнил.
Вот и ступени.
Спок вышел в коридор, плотно притворив за собой дверь.
Никого.
Прошел вперед, раздумывая, не стоит ли включить основное освещение здания? Решил, что расходовать энергию таким образом нецелесообразно.
Внезапно ему захотелось выйти на свежий воздух. Очень нелогичное желание. Откуда оно возникло?
Спок резко обернулся – и вовремя!
Движение вулканца помешало Неро нанести прицельный удар. Но левая рука, которую задел шокер взорвалась болью. Спок блокировал выпад Неро правой, оттолкнул его от себя, отметив, что глаза у ромуланца совсем пустые.
Если там и был разум, то сейчас он поглощен токсинами док-су. Или нет? Вот во взгляде ромуланца появился отблеск узнавания, звериный оскал изуродовал его лицо, он кинулся на Спока, как зверь.
С одной рабочей рукой было трудно обороняться. Неро был силен, но Спок, помимо силы имел великолепную военную подготовку. Уйдя от захвата, он врезал ногой по ребрам противника. Удар отправил ромуланца на пол, Спок прыгнул сверху, нанес два коротких удара по голове. Тело под ним обмякло. Спок перевел дыхание, не спуская глаз с Неро. Не притворяется ли он, выжидая момент для атаки?
Боль обрушилась на Спока как ведро ледяной воды. Он дернулся, нелепо взмахнул руками. Был шанс сорвать тварь, упавшую ему на спину, он мог дотянуться до нее, но пальцы лишь скользнули по упругой поверхности. Нет, никак не вонзить в нее ногти, не отодрать… Он упал на бок, тяжело дыша. Вулканец пытался понять, как именно он может (и может ли) блокировать док-су?
Он чувствовал, как сплетаются чужеродные нити вокруг его нервных волокон, заполоняя все тело, сейчас он еще мог думать, мог взять под контроль…

выключи передатчик выключи передатчик скажи всем, что это ошибка скажи, что опасности нет

Нет!
Он замотал головой, отбрасывая назойливый шепоток. И это почти удалось, но концентрацию внезапно прервал Неро, очнувшийся и поднявшийся на ноги. Спок видел, как он стоит перед ним, как мускулы перекатываются под кожей ромуланца, видел, как он сплюнул зеленый сгусток, как наклонился к нему.
Дальше док-су перехватили контроль над болевым центром и Спок закричал. На фоне адской боли, причиняемой паразитом, он не понял, что Неро схватил его за шиворот и поволок к выходу, не почувствовал, как его тело швырнули на траву.
КОНТРОЛЬ!
Он сможет, сможет… если никто не будет орать в ухо и проклинать всех вулканцев, его лично, паразитов и всю Вселенную.
Сможет, да… еще немного. Осторожно шаг за шагом он выстраивал ментальную защиту. Уничтожить док-су мысленным усилием было ему не под силу, но игнорировать боль он мог… он знал как именно возникают спазмы нейронов, как раздражается болевой центр. Блок. Да. Еще один и еще. Сначала тончайшая сеть, толщиной с паутинку, затем ячеи ее затягиваются и уже некое подобие пленки отсекает воздействие док-су. Спок утолщает эту пленку, стараясь сделать ее более прочной и чувствует как в нее вгрызаются нити док-су, как идет невидимый, но это этого не менее реальный, бой.
Он осознал, что сидит на траве и смотрит на стоящего рядом Неро.
– Ты… – хрипло сказал ромуланец. – Как избавился?
– Никак. Это невозможно. Я только могу контролировать боль.
– Я не могу. Эти… эта пакость…
Лицо Неро исказилось, он почти выкрикнул: – Они в моей голове!
– Да, – сказал Спок. – Я понимаю.
– Но… как ты контролируешь это? Скажи!
– Я не могу объяснить. Это базовая техника.
Спок сжал зубы. Какой-то нити удалось провертеть дырку в его защите и хлестнуть мозг острой вспышкой боли. Спок подавил вторжение.
– Меня учили еще в детстве. Не смогу объяснить.
Спок встал на ноги, поднял голову к небу. Мелко накрапывал дождик. Все казалось таким обычным. Интересно, сколько он сможет продержаться?
Неро сделал шаг к нему, но остановился, по телу ромуланца прокатилась судорога.
– Не могу… ударить… Не дают. Ты им нужен!
– Да, – сказал Спок. – Они хотят, чтобы я отправил сообщение о том, что здесь ничего не происходит. Тогда паразиты доберутся до следующей планеты.
– Какое тебе дело до чужого мира?
Спок глянул в налившиеся кровью глаза ромуланца и ничего не ответил. Он обошел Неро по широкой дуге и направился к входу в здание.
– Стой!
Неро схватил вулканца за плечо.
– Ты хотел меня убить, так?
– Да, – подтвердил Спок. – Через четверть века ты уничтожишь мой мир.
– Так убей же!
Неро дернулся, его как будто что-то тащило прочь от Спока. Сам он хотел остаться, хотел, но док-су, видимо хотели другого.
Борьба за контроль над телом была страшной. Неро корчило, он словно разрывался на части, потом он упал на колени перед Споком.
– Убей!!! – прохрипел он. – Я больше не могу!!!
– Что они хотят от тебя?
– Велели задержать тебя. Сейчас ничего.
– Я знаю способ, как избавиться от них, – сказал Спок. – Он рассказал о своем исследовании, о том, что свет может убить паразитов. – Если ты согласен мы можем…
– Они не дадут нам, – сказал Неро. Нет, не дадут.
– Можно попробовать.

URL
2016-05-24 в 07:09 

**
Белый туман перед глазами, тошнота, подступающая к горлу, мозг, отказывающийся воспринимать реальность, сознание, разорванное на куски. Разогнать туман, унять тошноту, воспринять себя как единое целое, – все это проделывалось Джимом уже не в первый раз.
– Говорит капитан, – он чуть склонился к интеркому, стараясь четче, чем обычно выговаривать слова. – Мы достигли заданных координат. Всем пассажирам оставаться на местах. Если вам требуется медицинская помощь, сообщите о себе в лазарет. Из кают никому не выходить. Мы постараемся уладить все побыстрее и вы встретитесь со своими родными.
МакКой хмыкнул. Ухура обернулась к капитану с особым блеском в глазах.
– Что? – спросил Джим. – Да, это ложь, – признал он, не забыв глянуть на клавишу интеркома и убедиться что его слова не транслируются по кораблю. – Каюты «Энтерпрайза» удобны, так что посидят под замком пару дней, ничего страшного, должны же мы тут осмотреться.
– Это не совсем то, на что они рассчитывают, – сказал МакКой.
– Я в курсе, – отозвался Джим. – Я тоже рассчитывал на нечто иное. Так, все, болтовню отставить. Сулу! На вас проверка курса и орбиты. Что это за обломки там дрейфуют, кстати говоря? Чехов?
– Учитывая их разлет и состав… – молодой русский склонился к приборам, потом доложил: – Это обшивки неких взрывных устройств. Взрывы произошли около 10-12 дней назад.
– Точка прибытия та же?
Юноша поднял голову от приборов еще раз, и Кирк почувствовал, как холодная дрожь начала пробираться по его спине. Лицо у Павла было бледное, а глаза испуганные.
– Что случилось?
– Э… капитан, это моя вина, но… наш вес… мы взяли на борт пассажиров и я… простите сэр.
– Да говори же толком!
– Ну мы вышли не в тот день, когда ушли, капитан. Если точно, то через 13 дней, семь часов и двадцать три минуты от того мига, когда ушли отсюда.
– Из-за веса?
– Да, я…
– Понятно, – перебил русского Кирк. – Ничего… я уж подумал…
Кирк не стал озвучивать то, что он подумал, не желая усугублять и так нервозную обстановку на корабле. Та же Ухура еще выскажет Павлу все, что она думает по этому поводу. Понять ее можно. Из-за этой погрешности Спок здесь один уже почти две недели.
Здесь, это где? Черт. Возможно ошибка Чехова все же серьезна. Кто знает, где теперь искать первого офицера, рванувшего в нейтральную зону? И безуспешно рванувшего. То, что у Спока не получилось изменить будущее – очевидно. Вулкана как не было в их мире, так и нет. Не появился из ниоткуда красноватый шар, заполненный миллиардами жизней, не засновали в системе Эридана 40 корабли, Т`Хут так и продолжала движение по измененной орбите, которая приведет ее в объятия солнца через пару десятков лет, а Дельта Вега… ну что ж, курорт там вряд ли сделают, но на растопленных льдах возможно кто-то и поселится.
– Капитан! В составе обломков на орбите есть части обшивки шаттла «Энтерпрайз».
– Проверьте на наличие биоматериалов, – сказал Кирк мрачно. Он кожей почувствовал возросшее напряжение на мостике.
– Нет, капитан, результат отрицательный.
Кирк услышал, как прерывисто вздохнула Ухура за его спиной, да и МакКой стоявший рядом с его креслом как-то подозрительно глубоко выдохнул. Так, как бывает после долгой задержки дыхания.
– Сулу идем на орбиту. Облетим этот шарик со всех сторон, сканируйте поверхность. И да, еще тут был какой-то звездолет, да, Боунз? Ты же тут командовал, когда его нашли?
Джим толкнул МакКоя вбок, желая подбодрить. Черт, им всем следует приободриться. Если тел нет, то есть хороший шанс найти живого Спока и не менее живого Неро.
А дальше…
О, дальше будет интересный расклад. Кирк поймал себя на том, что улыбается, предвкушая разговор с Неро. В такой позиции, имея за спиной, нет, не заложников, гостей… да пусть и заложников, ха, да этот ромуланец будет им пятки лизать! Всем поочереди! И пусть начнет с докторских! Это он придумал. Нет, кто бы мог знать, что у них все получится!
Джим встал на ноги, прошелся по мостику, снимая движением, охватившее его возбуждение.


– Корабль был покинут много месяцев назад, – сказал МакКой ему в спину уныло. Не сильно то на него подействовало капитанское подбадривание. – Это мы еще тогда выяснили. Но десант не отправляли.
– Вооружение? Может быть, это он стрелял тут по нашему шаттлу?
– Нет, там нет энергии, – отозвался Сулу. – Скорее всего, это сработала система обороны планеты.
– Да и впрямь… – протянул МакКой. – Об этом я как-то не подумал. Порядочная цивилизация должна иметь оборонные системы, мало ли кто пожалует в гости.
– Поднять щиты, – скомандовал Джим. Четверть мощности.
Это была своевременная команда. Из атмосферы вылетели веретенообразные черные тела. Помедлив немного они направились прямиком к «Энтерпрайзу».
Первую партию расстреляли спустя пару минут, затем еще и еще.
– Уровень радиации растет, но незначительно, – сказал Чехов. – Для корабля торпеды опасности не представляют. Но они мешают сканерам. Да и с поднятыми щитами мы не сильно-то продвинемся в поисках.
– Такое ощущение, что мы вызываем на себя огонь всех планетарных шахт, – сказал МакКой после ликвидации очередной пятерки торпед. – Сколько их там еще?
– Невозможно узнать, – ответил Сулу. – Технология дешевая, так что…
– ОК, ладно, – сказал Джим. – Чехов, тут лун до черта – направьте исследовательский зонд на какую-нибудь, пусть издает сигналы, схожие с нашими, если им хочется что-то взрывать, то пусть взрывают на поверхности своей луны. Сработает?
– Попробуем, капитан, – отозвался русский.
– Я поймала несущую подпространственную частоту, – вдруг сказала Ухуру. – Это сигнал предупреждения…
Все, кроме Чехова, перенесли внимание на девушку. Она закончила:
– Это Спок.


Мендана подошла к двери каюты, но створки ее не распахнулись.
Вот значит как. Что ж этого следовало ожидать. Поговорить с остальными пассажирами тоже не было никакой возможности. По кораблю периодически прокатывались волны некоторого возмущения. Будь она поопытней, то поняла бы, что это работают дефлекторные щиты, отражая враждебную энергию, направленную на корабль.
Женщина положила руку на живот.
Что если ее время придет совсем скоро? Поможет ли ей кто-нибудь?
Нужно успокоиться и ждать, вот и все что ей оставалось.


«Энтерпрайз» сделал семь витков, дожидаясь пока окончательно прекратятся атаки торпед.


– Найдены два биосигнала, – сообщил вскоре после этого Чехов. Но они не относятся ни к вулканской, ни к ромуланской жизненной форме.
– Учитывая содержание предупреждения, – это не удивительно, – отозвался МакКой. – Наш вулканец научный гений. Мало того, что сумел отправить предупреждение, но и разобрал слизняков на атомы. Можно сказать сделал за нас всю работу.
МакКой говорил это не без умысла. Его напрягало упорное молчание Джима, когда речь заходила о Споке. Было понятно, что первому офицеру придется ответить на много неудобных вопросов. А когда такие вопросы задают капитан с темпераментом Джима Кирка, последствия могут быть непредсказуемыми. У них есть аргументы для беседы с Неро. Но со Споком совсем другое дело.
– Кого поднимаем первого? – спросил Сулу.
Кирк пожал плечами.
– Давайте обоих. Глушим фазерами и в лабораторию. Боунз, ты там все настроил?
– Само собой, Джим.
– Первого обработаем Неро, потом Спока, – сказал Джим.
– Ну это уже мне решать, – сказал МакКой. – Смотря кто в каком состоянии.
– Ладно, ладно, делай как считаешь нужным. Да иди уже…
– Капитан, можно мне с доктором? – вскинулась Ухура.
Кирк кивнул. Дело было сделано. Сигнал Спока пойман и многократно продублирован. Ингерем Б знает, чем встретить незваных гостей, а Звездный Флот извещен о новой угрозе. Что делать с этой планетой – уже не их головная боль.
Если расчеты Спока верны, то можно быстро привести здесь все в порядок. Если бы он командовал такой операцией, то установил бы сотни две источников ультрафиолетового излучения на орбите, плюс наземная операция, даже в стандартном десантном облачении паразиты страшны не будут, а если запросить новую разработку о которой он слышал… Цивилизация погибла, но планета жива и может быть колонизирована.
Мысли о тактике проведения операции по зачистке территории помогали бороться с желанием самому спуститься в транспортаторную, а затем пойти в лазарет.
Нет.
Это не правильно. Не сейчас.
– Сулу, мостик на вас, – сказал он и встал.
Джеймс Ти Кирк направился к каютам ромуланских гостей-заложников.
Разговор предстоял сложный.

URL
2016-05-24 в 07:09 

***

– Нет, Спок, ты не пойдешь, – Кирк хлопнул рукой по столу. – Только Сулу.
Пилот улыбнулся.
– Я готов, – сказал он.
– Хорошо. Я и Сулу, – повторил Кирк. Мы десантируемся на Рура Пенте и заберем оттуда Дижена. Это последний. Верно?
– Да, капитан.


Способ уничтожения паразитов, найденный Споком, поначалу не сработал. Точнее сработал, но не так хорошо, как хотелось. Неро, на ком опробовали технологию, избавился от паразитов, но совершенно ослеп.
Они и раньше опасались за состояние рассудка ромуланца, сейчас же… да, попробуй объясни ему, что это не очередные козни вулкано-человеческого альянса.
Положение спасла Мендана. Как и предполагал доктор, именно она оказалась единственным существом во Вселенной, способным достучаться до рациональной части мозга Неро. Она погасила бушующий пожар одним звуком своего голоса. Он не верил в это почти сутки, убеждая себя, что это синтезированная речь, что это голография ласкает его и пытается образумить. То, что голопроекции в этом времени еще не могли создаваться с такой степенью достоверности, не являлось аргументом, все же знают подлость и беспринципность землян в целом, и экипажа этого корабля в частности. Он читал о том, что именно Кирк со своим вулканцем похитил устройство невидимости, одну из секретных военных разработок ромуланцев.
Только когда зрение вернулось, спустя три дня повторения одного и того же, дело сдвинулось с мертвой точки.
Технологию уничтожения паразитов быстро усовершенствовали, и первый офицер «Энтерпрайза» уже не долен был выносить муки слепоты, гадая не навечно ли это состояние.

Неро принял решение вернуться на Ромул с женой, с одним условием – «Энтерпрайз» должен освободить из клингонского плена всех оставшихся членов его команды.
Для слепого и беспомощного пленника, по мнению Джеймса Кирка, это было очень наглое требование.
На исполнение которого они истратили почти месяц.
Дижен был последним.
Джим сам не ожидал что получит удовольствие, наблюдая как заиндевевшего ромуланина, еще в кандалах, обнимают мать и сестра.


Еще больше удовольствие он испытал, когда отправил к найденной в недрах клингонского пространства «Нараде» торпеду с красной материей.
Спасение «Нарады» условием отказа Неро от мести не являлось.
Про то, кто приложил руку к взрыву корабля, Неро не узнал, так же, как и клингоны, расставшиеся не только с «Нарадой», но и с Праксисом.

– Могу я узнать причину?
Кирк поднял голову от тарелки и встретил настойчивый взгляд Спока.
– Причину, почему вы не хотели, чтобы я принимал участие в спасательных операциях?
– Вот прямо сейчас нужно это обсуждать? За столом?
– Почему бы и нет? Я много раз наблюдал, как земляне ведут важные разговоры за едой.
Кирк бросил взгляд по сторонам. Столовая была полупуста, и, если Спок хочет, то можно поговорить и сейчас.
– Это очевидно, Спок. Вы еще не восстановились после нападения паразитов. Мне не хотелось рисковать вашим здоровьем.
«И твоей шкурой» – мысленно закончил он.
– Но своим здоровьем вы рисковали! Клингоны над вами хорошо поработали.
– Да, но ты не забывай, что субъективно для меня прошло больше времени. Логично использовать для помощи тех членов экипажа, кто полностью здоров…
– Тех, кому вы доверяете?
Кирк отложил вилку.
– Мне жаль, что ты так смотришь на это.
– Я понимаю, – сказал вулканец как-то отстраненно. – После всех этих событий… Если это цена... Единственное, что я хотел сказать, что бесконечно благодарен тебе, Джим, за все, что ты сделал для моего народа. И меня.
– Мы еще ничего не сделали. Ты не можешь этого знать!
– Вы сделали все, что смогли. Большего никто бы не сделал. А я… я не справился.
– С чем? – спросил Джим, хмурясь. До этого момента ему все было понятно. Он… да он злился на Спока за неподчинение, за самовольное оставление корабля, за ложь… за то, что он такой вулканец, и да, такой отказ от совместного участия в миссиях – был его способ сказать Споку, что так, как делал он, делать нельзя! Да, это наказание! И да – черта с два он в этом признается!
– Я не смог ликви… убить Неро, как планировал, это раз, я потерял ваше доверие и дружбу – это два и три – по возвращению я оставлю Звездный Флот.
– А Звездный Флот-то тут причем? – спросил Кирк невпопад.
– Для меня стало очевидным, что совершая действия, имеющую высокую этическую составляющую или серьезные моральные последствия, я ставлю под удар других людей. Своих сослуживцев, друзей. Это неприемлемо.
– Не у тебя одного с этим проблемы. Помнится, я сам чуть не развязал войну с клингонами, и если бы не ты, со своим уставом и правилами, то маленькая афера Маркуса могла бы иметь другие последствия.
Спок озадаченно взглянул на Джима.
– Но это совсем другое дело, – сказал он.
– Почему же? Мне очень хотелось отомстить за Пайка. И я бы так и сделал если бы не ты. Для этого и нужны друзья, не находишь? Чтобы сказали тебе, когда ты не прав. И ты отлично с этим справлялся. А сейчас я пытался втолковать тебе, что есть ситуации, в которых не прав ты. И раз этот разговор имеет место, то, видимо до тебя таки дошло, что доверие… это, блин, такая штука… что она или есть или нет.
Спок замолчал, наблюдая, как Джим расправляется с куском мяса.
Он продолжал молчать, когда Джим встал, отправил тарелки в утилизатор и потянул его за рукав.
– Пошли, вулканец, у нас дел по горло.

URL
2016-05-24 в 07:12 

Эпилог

– Энтерпрайз! Немедленно отвечайте! Какого черта у вас происходит?
Четвертое измерение разомкнулось, выпуская из своих врат сверкающий звездолет. Ухура лихорадочно переключала каналы. Командный центр Вулкана спрашивал о причине нарушения полетного плана, видимо не сомневаясь в ее наличие, семь висящих на орбите кораблей поспешили высказать все, что они думают о рулевом и капитане, выскочившими из варпа в опасной близости от их машин, частота Звездного Флота угрожающе безмолвствовала.
Спок горящими от волнения глазами смотрел на обзорный экран. Огромный, красно – желтый шар, плыл в пустоте величественный и прекрасный.
– ДА! Мы сделали это! – Чехов вскочил со своего места, вскинул победно руку.
Кирк улыбнулся. Неужели все вышло?
Похоже на то.
– Орбиты всех планет совпадают с теми, что были до атаки Неро.


Джим нажал на кнопку интеркома.
– Кирк лазарету. Боунз, Вулкан на месте.
– Все в порядке?
– Э… в смысле?
– Ну все остальное в порядке? Земля там никуда не делась? Мы вернулись туда, откуда ушли?
– Да, – ответил Джим, поймав подтверждающие кивки Сулу и Ухуры. – Не придумывай чего нет! Все хорошо. Твой план сработал!
– Ну… я рад. Спок там, наверное, пляшет?
Кирк взглянул на первого помощника застывшего у экрана в благоговейном молчании.
– Нет, стоит, как статуя.
– Я слышу, вас, капитан, – сказал вулканец. – Если доктор МакКой попросит, то я спляшу.
– Что??? Я правильно понял? – засмеялся МакКой. – О, будь уверен, непременно попрошу!
Кирк отключил связь.
Значит Неро внял увещеваниям Менданы и вернулся на Ромул вместе с остатками своей команды и их родственниками. У них будет больше сотни лет чтобы подготовиться. Кто знает, может быть в этой реальности Сенат примет иное решение и начнет эвакуацию планеты раньше? И почему бы сыну Неро не стать тем самым ученым, кто сумеет разработать способ нейтрализации Хобуса?


– Капитан, – голос Ухуры вырвал Кирка из восхитительных раздумий. – Вас вызывает… капитан Пайк.
Кирк, продолжая мечтательно улыбаться (а ведь, вулканцы должны им всем троим памятник поставить) обернулся к экрану.
Пайк??? Он жив??? – На Кирка обрушился ураган эмоций. Его друг, покровитель, человек, которому он был обязан почти всем – жив? ЖИВ? Не умер на полу штаб квартиры Звездного Флота от пули Хана Сингха? Но… как? Радость, которая накрыла Джима, тут же сменилось глубочайший тоской. Значит они что-то таки изменили в истории Земли???
Если Вулкан цел, значит атаки Неро не было, Пайк не попадал в плен на «Нараде» и продолжает командовать «Энтерпрайзом» здоровый и невредимый… и его могло не быть на Земле в день атаки Хана. А, может быть, и самой атаки не было? Нет, это уже было бы перебором по части удачи.
– Кажется, он сердится, – слова Ухуры почти не донеслись до сознания Джима.
Возникший на экране Кристофер Пайк не сердился. Он был в ярости.
– Лейтенант Кирк! – рявкнул Пайк. – Какая встреча! Мы уже не чаяли вас дождаться. Немедленно, слышите, сию секунду объясните свои действия!!!
– Э…
– Если не хотите попасть под трибунал!!! – закончил капитан Пайк и уставился на Джима буравя его особым взглядом, предназначавшимся для особо отличившихся подчиненных.
– Мы…
– Почему на вас капитанская форма?! – внезапно спросил Пайк. – Вы что себе позволяете?
– Тут случилось кое-что… – начал Кирк. – Это было нужно, чтобы ввести в заблуждение клингонов.
– ЧТО??? КАКИХ КЛИНГОНОВ? Вы, без объяснения причин, практически угнали МОЙ корабль, где-то шлялись почти целую неделю, и я хочу немедленно знать причину, всего этого безобразия!!! И я надеюсь, – вдруг спокойно сказал он, – она у вас есть. И очень веская.
– Да! Конечно, есть! Я… должен подать письменный рапорт. В установленное время.
Отсрочка. Вот, что ему нужно, чтобы проанализировать ситуацию и состряпать более или менее удобоваримую версию произошедшего, с учетом уже дошедших до сведения Пайка фактов.
– Адми… Капитан Пайк! – воскликнул Кирк, видя, что у его друга чуть изменилось настроение. Возможно, он неделю считал, что корабль и экипаж пропали? Что вообще тут происходит?
– Да, лейтенант?
Видно было, что Кристоферу чуть неудобно за свою вспышку.
– Я очень рад вас видеть, – сказал Кирк. – Я представлю рапорт. Думаю, что он будет убедительным.
– Я тоже так думаю, – сказал Пайк заметно расслабившись.
– Дело в том, что мы провалились во времени, не спрашивайте, как это случилось, мы и сами не знаем, но зато мы спасли планету в системе Тета Сигни и смогли предупредить Ингрем Б об опасности…
– Вы это сделали до или после того, как угнали корабль? – уточнил Пайк.
– Мы… нет, все было не так.
– Подумайте еще, – сказал Пайк. – Вы не представляете, что здесь было. Флагман Звездного Флота исчез, и последний, кто поднялся на борт – это был ты, Джим. Ты должен был всего-навсего перегнать корабль от Земли к Вулкану, для установки нового научного оборудования, и все. А вместо этого…
– У нас не было выбора, капитан, – отозвался Джим. Похоже, придумать внятную легенду не составит труда. Если еще Спок ему поможет увязать концы с концами. Или хотя бы не станет рассказывать всю правду.
– Ну ладно. Раз вы живы и у вас есть объяснение, то загоняйте «Энтерпрайз» в док, с вулканцами за задержку объяснюсь я. К твоему сведению, я жду здесь уже пять дней… А тебя капитан Гарровик готов сразу отправить на гауптвахту, имей в виду. Тебя и твоего приятеля доктора.
– Но… за что?
– Как за что? За опоздание к старту корабля. Вам придется добраться до Цефеи семь не просто на субсветовой, а на трасварпе, Джим. Тогда есть шанс попасть на борт, принять участие в их полете, и хоть как-то восстановить репутацию.
– Понятно, капитан.
– Ну раз понятно, то шевелитесь быстрее. Я планирую попасть к вам на борт максимум через час. И к этому моменту я хочу чтобы «Энтерпрайз» был в доке, на столе у меня был рапорт, а вас с доктором здесь уже не было.
– Все ясно?
– Да, сэр.
– Выполняйте!
Пайк отключился.
Кирк обвел глазами команду мостика.
– Время тоже самое капитан, теперь не было ошибки! Вес и все прочие параметры я проверил! – Чехов развел руками. – Ничего не понимаю.
– Да, понять-то нетрудно, – сказал Джим. Что ж, если ЭТО и есть цена спасения Вулкана, то он готов оплатить счет. – Сулу, заводите корабль в док. Ухура мне на падд скиньте все инфу о том, кто мы и что мы… и данные про Ингрем Б и все как тут было без нас. Скорее всего это архивные данные. И удачи всем!


– Вот такая получилась реальность, – закончил Кирк и криво улыбнулся, слушавшим его МакКою и Споку. – Если Вулкан цел и никто не уничтожал выпускной курс Академии, не было атаки ни на Вулкан, ни на Землю, то и никаких особых подвигов за нами не числится, так что все логично. Мое текущее назначение – лейтенант на Фараггуте, ты там приписан к лазарету, – Кирк кивнул Боунзу. – Так что изучай устав на предмет, как правильно подлизаться к своему начальству. Не все такие добрые, как я… Хм… шучу. Да и в целом неплохо, за год после выпуска получить лейтенантские нашивки. А ты, как и был – первый офицер на «Энтерпрайзе», – сказал Кирк Споку. – Пайк ждет не дождется чтобы надрать твои вулканские уши.
– Джим… – показная бодрость Кирка не могла обмануть Спока. – Его друг был … обижен? Нет. Растерян? Нет. Разочарован? Скорее да, чем нет. – Мне очень жаль, что так вышло.
– Ты о чем? О моей должности? Я это переживу, будь уверен. Мы сделали, что хотели и это главное. Я же все равно стану капитаном. Пойдете ко мне служить? Спок? Боунз?
– Без сомнения, капитан… Джим, – Спок церемонно склонил голову.
– Помечтай, – буркнул МакКой, но сжал плечо Джима.
– Ну, вот и ладно. Увидимся еще! И это… Спок, поможешь состряпать этот липовый рапорт?
– Почту за честь, сэр, – сказал вулканец.

К О Н Е Ц

URL
2016-05-24 в 07:15 

Если кому приятней читать на других ресурсах или хочет скачать файл целиком то можно тут:
www.fanfics.su/convert.php?f=files/Vtoroy shanc 2016.doc

ficbook.net/readfic/3974596

archiveofourown.org/works/6949918

URL
   

SilverWind

главная